УИЛЬЯМ ХЭЗЛИТТ

Уильям Хэзлитт

(1778 г.– 1830 г.)
Тонкими, порой парадоксальными наблюдениями полны различные по жанру и духу произведения критика, публициста, философа-романтика Уильяма Хэзлитта: статьи в журналах «Экземинер» и «Эдинбургское обозрение», сборники эссе «Круглый стол» (1817), «Застольные беседы» (1821–1822), статьи и очерки из сборников «Персонажи шекспировских пьес» (1817), «Лекции об английских поэтах» (1818), «Лекции об английских комических писателях» (1819), «Дух времени» (1825). Помимо этих, наиболее известных книг писателя, изречения Хэзлитта взяты из различных эссе «на свободную тему»: «Путешествуя за границей», «О невежестве образованных», «О неприятных людях», «О пошлости», «О жизни для себя», и, главным образом, из «Характеристик», сборника афоризмов, сравнимого — и не только по названию — с «Характерами» Лябрюйера и с «Характеристиками…» лорда Шафтсбери.

  • Здоровый желудок не принимает дурную пищу, здоровый ум — дурные взгляды.
  • Истинное остроумие свойственно простым людям, а не образованным.
  • Мысль должна сказать сразу все — или не говорить ничего.
  • Некоторые дают обещания ради удовольствия их нарушить.
  • Счастье — по крайней мере однажды — стучится в каждую дверь.
  • Излюбленная мысль — богатство на всю жизнь.
  • Предрассудок — дитя невежества.
  • Желая испытать силу человеческого гения, мы должны читать Шекспира; если же мы хотим стать свидетелями незначительности человеческих познаний, то должны изучать его комментаторов.
  • Мы говорим мало — если не говорим о себе.
  • Лишь тот заслуживает памятника, кто в нем не нуждается.
  • Мода — это аристократизм, убегающий от пошлости и боящийся, что его догонят.
  • Тот, кто боится нажить врагов, никогда не заведет истинных друзей.
  • Ни один по-настоящему великий человек никогда не считал себя великим.
  • В хороших делах мы раскаиваемся ничуть не реже, чем в дурных.
  • Откровенная неприязнь всегда подозрительна и выдает тайное родство душ.
  • Нет более ничтожного, глупого, презренного, жалкого, себялюбивого, злопамятного, завистливого и неблагодарного животного, чем Толпа. Она — величайший трус, ибо боится самой себя.
  • Человек — единственное животное на свете, способное смеяться и рыдать, ибо из всех живых существ только человеку дано видеть разницу между тем, что есть, и тем, что могло бы быть.
  • Без помощи обычаев и суеверий я не смог бы пройти из одного конца комнаты в другой.
  • Никогда не жалейте людей, с которыми поступили дурно. Они лишь ждут удобного случая так же дурно поступить с вами.
  • Едва заметная боль в мизинце повергает нас в куда большую тревогу, чем уничтожение миллионов таких, как мы.
  • Умные люди — орудие в руках дурных.
  • В зависти, среди прочего, заложена и любовь к справедливости.
  • Мы холодны с друзьями, лишь когда скучны самим себе.
  • Для торжества реформы важней всего, чтобы она, не дай Бог, не увенчалась успехом.
  • В совершенстве искусства — его крах.
  • Наше самолюбие протиснется в любую щель.
  • Я бы всю жизнь путешествовал за границей, если б мог позаимствовать вторую жизнь, которую бы провел дома.
  • Честный человек говорит правду, которая может обидеть; себялюбец — которая обидит обязательно.
  • Все невежественные люди — лицемеры.
  • Нельзя считать идею пошлой только потому, что она общепринята.
  • Фамильярность не всегда вызывает презрение, но восхищение — никогда.
  • Удочка — это палка с крючком на одном конце и дураком на другом.
  • Я всегда боюсь дурака. Никогда нельзя поручиться, что он вдобавок не плут.
  • Мы любим друзей за их недостатки.
  • Аристократизм — та же пошлость, только более привередливая и искусственная.
  • Толпа, ведомая вождем, его же и ненавидит.
  • Человек, гордый по-настоящему, не знает, что такое вышестоящие и нижестоящие. Первых он не признает, вторых игнорирует.
  • Страх наказания может быть необходим для подавления зла — но ведь от него в той же мере страдают и добрые побуждения.
  • Мир хорош хотя бы тем, что он — отличная тема для размышлений.
  • Непристойно оголяется не только тело, но и ум.
  • Если хочешь доставить удовольствие, научись его получать.
  • Псевдоним — это самый тяжелый камень, какой только может бросить в человека дьявол.
  • Мы никогда не научимся хорошо делать дело, пока не перестанем задумываться над тем, как его делать.
  • Наш разум рвется к небесам, однако уютно себя чувствует лишь на земле, пресмыкаясь и копаясь в отбросах.
  • Человек — большой фантазер. Самим собой он бывает только тогда, когда играет роль.
  • Предрассудок легко усваивается лишь в том случае, если выдает себя за разум.
  • Даже в пороке есть свое разделение труда. Одни предаются размышлениям, другие действуют.
  • Со временем нам надоедает все, кроме возможности насмехаться над другими и самоутверждаться за их счет.
  • Старая дружба — как остывшая телятина: холодная, неаппетитная, грубая…
  • Женщина хорошеет на глазах, глядя на себя в зеркало.
  • Глупость столь же часто вызвана недостатком чувств, как и недостатком мыслей.
  • Умный человек не только не должен с презрением относиться к предрассудкам других, но и прислушиваться к своим собственным, подобно тому, как мы прислушиваемся к мнению стариков-родителей, которые в конечном счете могут оказаться правы.
  • Хорошо известно, что воображением англичанина ничего не стоит овладеть с помощью любого пугала. Чем больше он ненавидит и боится, тем больше верит в предмет своего страха и ненависти.
  • Те, кто громче всего жалуются на несправедливое обращение, первыми же его провоцируют… Выясняется, что преследуемые и преследователи не только не воюют друг против друга, но являются одними и теми же людьми…
  • Тот, кто умеет хранить секреты, не любопытен, ведь знания мы стремимся приобрести с единственной целью — поделиться ими.
  • Правыми мы считаем себя лишь тогда, когда доказана неправота других.
  • Ведущий войну с другими не заключил мира с самим собой.
  • Перестав быть спорной, мысль перестает быть интересной.
  • Варварство и невежество обучаемы, фальшивая утонченность неисправима.
  • Если человек в состоянии существовать без пугала, значит он по-настоящему благовоспитан и умен.
  • Слова — это то единственное, что остается на века.
  • Всем нам свойственно низкопоклонство. Стремление к власти так же присуще человеку, как и преклонение перед властью над собой. Первое свойство делает из нас тиранов, второе — рабов.
  • Если бы человечество стремилось к справедливости, оно бы давно ее добилось.
  • Те, кто любит бороться за правое дело, правдой, как правило, не злоупотребляет.
  • Чем больше человек пишет, тем больше он может написать.
  • Чтобы быть критиком, не обязательно быть поэтом; но чтобы быть хорошим критиком, обязательно не быть плохим поэтом.
  • Сначала мы получаем результат от изучения природы, а в дальнейшем рассматриваем природу исключительно сквозь призму получения результата.
  • Невыразительные картины, как и скучные люди, непременно высоконравственны.
  • Когда человек живет в атмосфере преследований и доносов, он сам бросается в пропасть от одного только страха, что его туда сбросят.
  • Дэфо говорил, что в его время сотни тысяч рыжих деревенских парней готовы были драться с папством до последней капли крови, понятия не имея, что такое «папство» — человек или лошадь.
  • Сквернословие — это косвенное выражение преклонения.
  • Притворство столь же необходимо для ума, как одежда для тела.
  • Молчание — особое искусство беседы.
  • Если человек лишен учтивости, вы оказываетесь в его власти.
  • Смерть наступает задолго до смерти, ведь распадаться мы начали на много лет раньше… смерть же предает земле то немногое, что от нас осталось.

ЧАРЛЬЗ ЛЭМ

Чарльз Лэм

(1775 г. – 1834 г.)
«Он примирил ум и добродетель после их долгой разлуки, во время которой ум находился на службе у разврата, а добродетель — у фанатизма», — писал Томас Баббингтон Маколей о Чарльзе Лэме, поэте, эссеисте, драматурге, критике, печатавшемся под псевдонимом «Элия» в «Лондон-мэгэзин» (первая серия очерков вышла в 1823 г., вторая — десять лет спустя). Высказывания Лэма, вошедшие в настоящую антологию, взяты из «Очерков Элия», в том числе из таких эссе, как «Две разновидности людей», «Разрозненные мысли», «Жалоб а холостяка», «Первое апреля», «Расхожие заблуждения», «Оксфорд на каникулах», «Об искусственной комедии», «Здравомыслие гения», «О трагедиях Шекспира», «О гении Хоггарта», а также из писем Лэма Колриджу, Вордсворту, Бернарду Бартону, Томасу Мэннингу и Джейкобу Эмбьюри.

  • Тот не чист душой, кто отказывается от печеных яблок.
  • Играют не в карты а в то, что играют в карты.
  • Человек — существо азартное. Хорошего ему мало. Ему подавай самое лучшее.
  • Нет в жизни звука более захватывающего, чем стук в дверь.
  • Все человечество, собственно, делится на две категории: одни берут в долг, другие дают.
  • Для взрослого человека доверчивость — слабость, для ребенка — сила.
  • Бедный родственник — самая несообразная вещь в природе.
  • Чем тяжелей болезнь, тем явственнее внутренний голос.
  • Нет большего удовольствия в жизни, чем сначала сделать тайком доброе дело, а потом, «по чистой случайности» предать его гласности.
  • Подаренная книга — это такая книга, которая не продалась и в ответ на которую автор рассчитывает получить вашу книгу — также не продавшуюся.
  • Люблю затеряться в умах других людей.
  • Для меня нет ничего более отвратительного, чем излучающие самодовольство лица жениха и невесты.
  • Если глупость отсутствует на лице — значит она присутствует в уме, причем в троекратном размере. 
  • Газеты всегда возбуждают любопытство — и никогда его не оправдывают.
  • Каламбур — материя благородная. Чем он хуже сонета? — Лучше.
  • Богатство идет на пользу, ибо экономит время.
  • В компании себе равных школьный учитель робеет, теряется… Он, привыкший иметь дело с детьми, чувствует себя среди нас, своих сверстников, подобно Гулливеру в стране великанов…
  • На чувства у меня времени не хватает.
  • Книги думают за меня.
  • Как существо чувствующее я склонен к гармонии; однако как существу мыслящему она мне претит.
  • Каламбур — это пистолет, из которого выстрелили у самого вашего уха; слуха вы лишитесь — но не разума.
  • Я являю собой… сгусток суеверий, клубок симпатий и антипатий.
  • Всю свою жизнь я пытаюсь полюбить шотландцев… однако все мои попытки оказывались неудачными.
  • Факты в книжном обличьи.
  • Ничто не озадачивает меня больше, чем время и пространство, и вместе с тем ничто не волнует меньше: ни о том, ни о другом я никогда не думаю.
  • Последним моим вздохом я вдохну табак и выдохну двусмыслицу.
  • Будущее, будучи всем, воспринимается, ничем; прошлое, будучи ничем, воспринимается всем!
  • От природы я побаиваюсь всего нового: новых книг, новых лиц, предстоящих событий… всякая перспектива, в силу какого-то внутреннего изъяна, меня отпугивает… я почти утратил способность надеяться и хладнокровно отношусь лишь к пережитому.
  • Карты — это война в обличьи развлечения.
  • Я с уважением отношусь ко всякого рода отклонениям от здравого смысла: чем смехотворнее ошибки, которые совершает человек в вашем присутствии, тем больше вероятность того, что он не предаст, не перехитрит вас.
  • В смешанной компании человеку малообразованному бояться нечего: все так стремятся блеснуть своими познаниями, что не обратят внимания на ваши.
  • Я ко всему могу относиться равнодушно. Равнодушно — но не одинаково.
  • Наименьшую неприязнь иудей вызывает на бирже: торгашеский дух сглаживает различия между нациями — в темноте ведь, известное дело, все красавцы.
  • Не переношу людей, которые бегут навстречу времени.
  • Молитва перед едой — кощунство: негоже возносить похвалу Господу слюнявым ртом.
  • Нищие апеллируют к нашей общей сути: в их безвыходном положении сквозит достоинство — ведь нагота гораздо ближе человеческому естеству, чем ливрея.
  • Знание, посредством которого меня хотели оскорбить, может, по случайности, пойти мне на пользу.
  • В тревоге за нашу мораль мы держим ее под байковым одеялом, чтобы ее, не дай Бог, не продул свежий ветер театра.
  • Смерть не умаляет человека: сожженое тело весит больше живого.
  • Одиночество детства — это не столько мать мысли, сколько отец любви, молчания и восхищения.
  • Бедного попрекает бедностью только бедный, человек одного с ним положения, тогда как богатые проходят мимо, смеясь над обоими.
  • Контрабандист — это единственный честный вор, ведь крадет он только у государства.
  • Великий ум проявляется в поразительном равновесии всех способностей; безумие же — это несоразмерное напряжение или переизбыток каждой способности в отдельности.
  • Истинный поэт грезит наяву, только не предмет мечтаний владеет им, а он — предметом мечтаний.
  • Уж не знаю почему, но в ситуациях, где приличествует скорбеть, я не могу подавить в себе необыкновенную игривость мысли.
  • Сатира взирает на самое себя.
  • Высокие притязания — вовсе не обязательно свидетельство нерадивости.
  • Холодность — следствие не только трезвой убежденности в своей правоте, но и беспринципного безразличия к истине.
  • Самые блестящие каламбуры — это те, которые наименее подвержены глубокому осмыслению.
  • Бедности, даже самой жалкой и безысходной, хватает изобретательности, чтобы бойко торговать своими пороками, добродетели же держать про запас.
  • Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны.
  • Хорошее без плохого не бывает — даже школьнику на каникулы дают задание. «Какой славный человек X, — рассуждаем мы. — Если бы он еще не таскал с собой своего долговязого кузена, цены б ему не было!»
  • Шутки входят в дом вместе со свечами.
  • Счастлив тот, кто подозревает своего друга в несправедливости, но трижды счастлив тот, кто полагает, будто все его друзья, сговорившись, притесняют и недооценивают его.
  • Только находясь в глубоком разочаровании, испытываем мы истинное удовлетворение.
  • Оценивать себя с каждой минутой все выше, а мир вокруг — все ниже, превозносить себя за счет себе подобных, вершить суд над человечеством… — вот истинное наслаждение мизантропа.
  • Наш интеллект любит полюбоваться на себя в зеркало. Долго всматриваться в пустоту наш внутренний взор неспособен.
  • Это может показаться парадоксальным, но я не могу отделаться от ощущения, что пьесы Шекспира меньше всего предназначены для постановки в театре… «Лира» на сцене играть нельзя.
  • Истинное общество — это бальзам для всякого человека, но бальзам этот сладок и пить его приходится много и через силу.
  • Книгу мы читаем, чтобы сказать, что мы ее прочли.
  • Воображение — кобылка резвая. Одно плохо: перед ней слишком много дорог.
  • Живопись слишком слаба, чтобы изобразить человека.
  • Как быть женщине, которая лишилась своего доброго имени? Она должна побыстрей проглотить эту пилюлю и молить Бога, чтобы больше Он ей такое лекарство не прописывал.
  • Достаток в старости — продление молодости.
  • Я прожил пятьдесят лет, но если вычесть из них те часы, что я жил для других, а не для себя, то окажется, что я еще в пеленках.
  • Родись у меня сын, я окрестил бы его Ничего-Не-Делай: он должен прожить жизнь сложа руки. Стихия любого человека, я глубоко убежден в этом, — не труд, а созерцание.
  • Мой гений задохнулся от собственного богатства…

СИДНЕЙ СМИТ

Сидней Смит

(1771 г.– 1845 г.)
Сидней Смит являет собой довольно распространенное в Англии сочетание острослова и богослова. Пройдя путь от скромного приходского пастора до каноника собора святого Павла, Смит продемонстрировал разносторонние дарования. Он был проповедником и политиком, лектором, читавшим курс «моральной философии» в лондонском Королевском институте (1804–1806); эссеистом, писавшим для влиятельного «Эдинбургского обозрения», им же в 1802 году основанного; публицистом, рачительным фермером и — не в последнюю очередь — блестящим собеседником и острословом, чьи остроты, сентенции, эскапады дошли до нас в основном благодаря мемуарам леди Холланд, в чьем лондонском доме, столичной цитадели вигов, Смит часто бывал. Помимо «Мемуаров леди Холланд» и «Писем Питера Плаймли», афоризмы взяты из писем Смита, из его проповедей, из «Очерков моральной философии» и из эссе, печатавшихся в «Эдинбургском обозрении».

  • Существуют три пола: мужчины, женщины и священники.
  • Похвала — лучшая диета.
  • Какая жалость, что в Англии нет иных развлечений, кроме греха и религии.
  • Выгоднее всего быть низким человеком, способным на широкий жест.
  • В основе всех наиболее значительных изменений лежит компромисс.
  • Предоставьте грядущее душе, а мудрость — грядущему.
  • Чтобы не быть пристрастным, я никогда не читаю книгу, прежде чем ее рецензировать.
  • За исключением цифр, нет ничего более обманчивого, чем факты.
  • Чтобы шутка дошла до шотландца, необходимо положить его на операционный стол.
  • Сегодня вечером помолюсь за вас, но на особый успех, признаться, не рассчитываю.
  • Живя в деревне, я всегда боюсь, что мироздание рухнет еще до вечернего чая.
  • Суп и рыба занимают добрую половину всех наших житейских помыслов.
  • Смерть следует отличать от умирания, с чем ее часто путают.
  • Я еще ни разу не встречал человека, который был бы способен думать две минуты подряд.
  • Знание — сила, всезнание — слабость.
  • Найдется немного людей, для которых ненависть хуже насмешки.
  • Ханжа обожает публичное осмеяние, ибо начинает чувствовать себя мучеником.
  • В конце жизни свое превосходство ощущают лишь те, кто в начале страдал от неполноценности.
  • Избегайте стыда, но не ищите славы — слава дорого вам обойдется.
  • Напишите то, чего не знаете, — и получится великая книга.
  • Превознесение прошлого за счет настоящего — первый признак старости.
  • Когда творишь, вычеркивай каждое второе слово — стиль от этой операции только выиграет.
  • Мы не знаем, что будет завтра; наше дело — быть счастливыми сегодня.
  • Для богов нет большего удовольствия, чем созерцать борьбу мудреца с лишениями.
  • Я глубоко убежден, что пищеварение — самая большая тайна человеческого существования.
  • Хочешь быть хорошим фермером — будь богатым.
  • У меня, увы, осталась, только одна иллюзия, да и та — епископ Кентерберийский.
  • Иным представляется, что на Небесах они будут уминать гусиную печенку под звуки райских песнопений.
  • Справедливость радует, даже когда казнит.
  • Быть несчастным — наслаждение псевдорелигии.
  • Застенчивость — отпрыск стыда.
  • Любая жена, я полагаю, имеет право потребовать, чтобы ее отвезли в Париж.
  • Нет, по-моему, для всех нас более важной обязанности, чем воздерживаться от похвалы, когда похвала не обязательна.
  • Брак напоминает ножницы — половинки могут двигаться в противоположных направлениях, но проучат всякого, кто попытается встать между ними.
  • Переписка под стать одежде без подтяжек — она постоянно срывается.
  • Всю свою жизнь он закидывал пустые ведра в пустые колодцы, а теперь, в старости, изнемогает от жажды.
  • Острослова все хвалят за то удовольствие, которое он доставляет, но редко уважают за те качества, которыми он наделен.
  • Сельский житель громко храпит, зато истово молится.
  • Литературу мы взращиваем на жидкой овсянке (предложенный Смитом девиз «Эдинбургского обозрения». — А. Л.).
  • От стакана лондонской воды в животе появляется больше живых существ, чем мужчин, женщин и детей на всем земном шаре.
  • Если вы не сочтете меня глупцом на том основании, что я беспечен, и я, в свою очередь, обязуюсь не считать вас умным только потому, что у вас серьезный вид.
  • У него не хватает тела, чтобы прикрыть ум. Какой стыд!
  • Есть только один способ справиться с таким человеком, как О’Коннелл : самого его повесить, а под виселицей поставить ему памятник.
  • Не питаю любви к деревне — свежий воздух вызывает у меня ассоциацию со свежей могилой.
  • Правда — служанка справедливости, свобода — ее дочь, мир — верный ее товарищ, благополучие ходит за ней по пятам, победа — среди ее преданнейших почитателей…
  • Всякий закон, замешанный на невежестве и злобе и потворствующий низменным страстям, мы называем мудростью наших предков.
  • Стоя на кафедре, я с удовольствием наблюдаю за тем, как прихожане слушают мою проповедь и одобрительно кивают головами… во сне.
  • Если мне уготовано ползти, буду ползти; если прикажут летать — полечу; но счастливым не буду ни за что.
  • Если представить те роли, которые мы играем в жизни, в виде дыр различной конфигурации: треугольных, квадратных, круглых, прямоугольных, а людей — в виде деревянных брусков соответствующей формы, то окажется, что «треугольный» человек попал в квадратную дыру, «прямоугольный» — в треугольную, а «квадратный» с трудом втиснулся в круглую…

ЭДМУНД БЕРК

Эдмунд Берк

(12 января 1729 г., Дублин, Ирландия — 9 июля 1797 г., Биконсфилд, Бакингемшир, Королевство Великобритания)
Англо-ирландский парламентарий, политический деятель, публицист эпохи Просвещения, родоначальник идеологии консерватизма.

  • В основе всякой добродетели, всякого благоразумного поступка лежат компромисс и коммерческая сделка.
  • Рабство… — это сорная трава, что растет на любой почве.
  • Есть некий предел, после которого выдержка, самообладание перестают быть добродетелью.
  • Я убежден, что страдание и боль других доставляют нам удовольствие, и немалое.
  • Существует широко распространенное заблуждение, будто самые рьяные радетели интересов народа больше всего пекутся о его благосостоянии.
  • Человек по своей конституции — животное религиозное.
  • Идеальная демократия — самая постыдная вещь на земле.
  • Суеверие — религия слабых умов.
  • Тот, кто с нами борется, укрепляет наши нервы, оттачивает наши навыки и способности.
  • Наш враг — наш союзник.
  • Чтобы быть истинным патриотом, не следует забывать, что прежде всего мы джентльмены, а уж потом — патриоты.
  • Те, кому есть, на что надеяться и нечего терять, — самые опасные люди на свете.
  • Обычаи более важны, чем законы, ибо именно от них законы зависят.
  • Король может быть дворянином, но не джентльменом.
  • Плохие законы — худший вид тирании.
  • Средство от анархии — свобода, а не рабство; сходным образом средство от суеверия — религия, а не атеизм.
  • Одно из двух: либо управлять колонией, либо ее завоевывать.
  • Откажитесь от назойливой опеки — и щедрая природа сама отыщет путь к совершенству.
  • Великодушие в политике — нередко высшая мудрость; великая империя и ничтожный ум плохо ладят.
  • Красота, погруженная в печаль, впечатляет более всего.
  • Если загорелся соседний дом, не лишне окатить водой и наш собственный.
  • Правительство — изобретение человеческого ума, а потому люди имеют полное право пользоваться им по своему усмотрению.
  • Отнимите вульгарность у порока — и порок лишится половины заложенного в нем зла.
  • Все монархи — тираны в политике, все подданные — бунтовщики в душе.
  • Терпением мы добьемся большего, чем силой.
  • Успех — это единственный критерий расхожей мудрости.
  • Никогда нельзя прогнозировать будущее исходя из прошлого.
  • Эти нежные историки… обмакивают свои перья в молоко человеческой доброты.
  • Чтобы обладать свободой, следует ее ограничить.
  • Если мы распоряжаемся своим богатством, то мы богаты и свободны; если же наше богатство распоряжается нами — то беднее нас нет.
  • Чужой пример — это единственная школа человечества; в другую школу человек никогда не ходил и ходить не будет.
  • Тем, кто не оглядывается назад, не заглянуть вперед.
  • Тщеславие не только парит, но и пресмыкается.
  • Обычай примиряет с действительностью.
  • Иногда худой мир бывает ничуть не лучше доброй ссоры.
  • Если народ бунтует, то не от стремления взять чужое, а от невозможности сохранить свое.
  • Отказаться от свободы можно лишь впав в заблуждение.
  • В основе добрых дел лежит добрый порядок.
  • Власть исподволь лишает нас всех наших прирожденных добродетелей.
  • Обращаясь к правительству за куском хлеба, они при первых же лишениях откусят руку, их кормившую…
  • Покуда жив стыд, не скончалась и добродетель.
  • Видимость беспорядка лишь подтверждает величие Бога, ибо порядок никак не вяжется у нас с идеей Высшей Власти.
  • Терпимость хороша, если она распространяется на всех — или если не распространяется ни на кого.
  • Тиранам редко требуется предлог.
  • Коль скоро богатство — это власть, всякая власть неизбежно, тем или иным способом, прибирает к рукам богатство.
  • Не могу взять в толк, каким образом можно предъявить обвинительный приговор всему народу.
  • Монархи любят водить дружбу со всяким сбродом. Это у них в крови.
  • Свобода не выживет, если народ продажен.
  • Для религии нет ничего хуже безразличия, ведь безразличие — это шаг к безбожию.
  • Чем больше власть, тем опаснее злоупотребление ею.
  • У клеветы — вечная весна.
  • Законы, как и дома, опираются друг на друга.
  • Каждый человек разоряется по-своему, в соответствии со своими склонностями и привычками.
  • Искуснее всего скрывает свой талант тот, кому нечего скрывать.
  • Каждый политик должен жертвовать на добро и потакать разуму.
  • Сделайте революцию залогом будущего согласия, а не рассадником будущих революций.
  • Идея может быть благовидной в теории и разрушительной на практике, и, напротив, — в теории рискованной, а на практике превосходной.
  • Государство, которое неспособно видоизменяться, неспособно и сохраниться.
  • Полагать, что задуманное будет развиваться по заранее намеченному плану, — все равно что качать взрослого человека в люльке младенца.
  • В тисках ремесла и легковерия задыхается голос разума.
  • Для торжества зла необходимо только одно условие — чтобы хорошие люди сидели сложа руки.
  • Своим успехом каждый человек в значительной степени обязан мнению, которое он сам о себе создал.
  • Красноречие высоко ценится в демократических государствах, сдержанность и благоразумие — в монархиях.
  • Обычно чем больше советников, тем меньше свободы и разномыслия.
  • Чтобы пользоваться собственным рассудком, необходима недюжинная смелость.
  • То, что мы извлекаем из разговоров, в каком-то смысле важнее, чем то, что мы черпаем из книг.
  • Унижаясь, мы становимся мудрее.
  • Почти каждый человек, пусть это не покажется странным, считает себя маленьким божеством.
  • Люди острого ума всегда погружены в меланхолию.
  • Обычно свой долг перед Богом мы измеряем собственными нуждами и эмоциями.
  • Богу было угодно даровать человечеству энтузиазм, чтобы возместить отсутствие разума.
  • Гораздо важнее не что мы читаем, а как и с какой целью.
  • Если я жалуюсь на отсутствие поддержки, это верное свидетельство того, что я ее не заслуживаю.
  • Узкий круг чтения и общения — вот чем, мне кажется, гордятся больше всего!
  • Жизнь хорошего человека — это сатира на человечество, на человеческую зависть, злобу, неблагодарность.
  • Истинный джентльмен никогда не бывает сердечным другом.
  • Провидение распорядилось как всегда мудро: большинство профессий в образовании не нуждается.
  • У всякого умного человека лишь две страсти: алчность и тщеславие; остальное второстепенно и выводимо из этих двух.
  • Одолжения не сближают людей… тот, кто одолжение делает, не удостаивается благодарности; тот же, кому оно делается, не считает это одолжением.
  • Хороший человек имеет обыкновение тратить больше, чем он может себе позволить; брать в долг больше, чем он в состоянии отдать, обещать больше, чем он может выполнить, — в результате он часто представляется недобрым, несправедливым и скаредным.
  • Простых людей поражают невероятные явления; образованных же, напротив, пугает и озадачивает все самое простое, обыденное.
  • Последнее время я все чаще склоняюсь к мысли, что нам нужно не избавляться от сомнений (которых у нас не так уж много), а, напротив, учиться сомневаться.
  • Если плохой человек почему-то совершает хороший поступок, нам начинает казаться, что он не так уж и плох; если же допускает просчет хороший человек, мы склонны подозревать, что вся его доброта — чистое лицемерие.
  • Все наше образование рассчитано на показ — и соответственно стоит; оно редко простирается дальше языка.
  • В основе всех наших чувств лежат надежда и страх, ибо только они способны заглянуть в будущее… Поэтому если бы не было Провидения, не было бы и религии.
  • Умные люди умеют льстить так, что похвалы удостаивается не тот, кому лесть адресована, а сам льстец.
  • Истинные гении не только редко встречаются, но и редко используются по назначению. Надобность в гении возникает лишь в особых, экстраординарных случаях, в обычное же время он часто приносит не пользу, а вред…
  • Я не знал ни одного хорошего человека, у которого бы не было многочисленных и непримиримых (ибо ничем не спровоцированных) врагов. Спровоцированную вражду можно погасить; но есть ли в природе средство умиротворить человека, который ненавидит вас за то, что вы желаете ему добра?
  • Людям гораздо привычнее пускаться в яростные споры о преимуществе своих занятий, своей профессии, своей родины, чем приложить все усилия к тому, чтобы в занятиях и профессии преуспеть, а любовь к родине доказать на деле.
  • Утонченные рассуждения подобны крепким напиткам, что расстраивают мозг и гораздо менее полезны, чем напитки обычные.
  • Суровость необходима простым смертным, но не пристала начальникам, ведь, наказывая, мы теряем в достоинстве, и чем чаще человека наказывают, тем больше он этого наказания заслуживает.
  • Вспоминая ничтожность наших давнишних взглядов, мы восторгаемся нашим умственным ростом; мы торжествуем сравнивая, а между тем нам никогда не приходит в голову, что предстоит пройти тот же круг вновь: с высоты нашей завтрашней мудрости сегодняшний триумф предстанет таким же ничтожным, как триумф вчерашний.
  • Жаловаться на свой век, неодобрительно отзываться о власть предержащих, оплакивать прошлое, связывать самые несбыточные надежды с будущим — не таковы ли все мы?

СЭМЮЭЛЬ ДЖОНСОН

Сэмюэль Джонсон

(18 сентября 1709 г., Личфилд, Стаффордшир, Великобритания — 13 декабря 1784 г., Лондон, Англия)
Английский литературный критик, лексикограф и поэт эпохи Просвещения, чьё имя, по оценке «Британники», стало в англоязычном мире синонимом второй половины XVIII века.

  • Пока я писал свои книги, большинство из тех, кому я хотел их показать, отправились на тот свет — успех же, равно как и неудача, — пустой звук.
  • Вот что значит принципиальный человек! В церкви не был уже много лет, но, проходя мимо, обязательно снимет шляпу.
  • Истина — это корова, которая не дает скептикам молока, предоставляя им доить быков.
  • Да, сэр, Шерри  глуп, глуп от природы, однако за то время, что мы его знаем, он не терял времени даром — ведь такой непроходимой глупости в природе не существует.
  • Перечитайте ваши собственные сочинения, и если вам встретятся превосходно написанные строки, безжалостно их вычеркивайте.
  • Под пером Голдсмита  даже Естественная История превращается в персидскую сказку.
  • Ирландцы — народ справедливый: друг о друге они говорят только плохое.
  • Искусство афоризма заключается не столько в выражении какой-то оригинальной или глубокой идеи, сколько в умении в нескольких словах выразить доступную и полезную мысль.
  • Истинное удовлетворение похвала доставляет лишь в том случае, если в ней во всеуслышание повторяется то, что шепчет нам на ухо гордыня…
  • Мильтон был гением, который мог высечь колосса из гранитной скалы, но не мог вырезать женскую головку из вишневой косточки.
  • Мы хотим, чтобы нас любили, но восхищаться другими вовсе не расположены; мы водим дружбу с теми, кто, если верить их громким похвалам, всецело разделяет наши взгляды, однако сторонимся тех, кому этим взглядам обязаны.
  • Упрямое безрассудство — последнее прибежище вины.
  • Писатели — вот истинная слава нации.
  • Как правило, мужчине приятнее видеть накрытый к обеду стол, чем слышать, как его жена говорит по-гречески.
  • Коль скоро мы ощущаем превосходство советчика над собой, совет, даже самый дельный и нужный, редко вызывает у нас чувство благодарности… Мы с большей охотой переносим последствия собственной неосмотрительности, чем высокомерие советчика, возомнившего себя нашим добрым гением.
  • Драйден  любил балансировать на самом краю смысла.
  • Главное было придумать великанов и лиллипутов : все остальное не составляло труда.
  • Жадность — удел стариков, которые первую половину жизни отдали развлечениям, а вторую — карьере.
  • То, что пишется без напряжения, обычно и читается без удовольствия.
  • Ничто так не способствует развитию скромности, как сознание собственной значимости.
  • Брак, чего греха таить, приносит немало огорчений, зато холостая жизнь напрочь лишена удовольствий.
  • Легче переносить зло, чем причинять его; по той же причине бывает легче чувствовать себя обманутым, чем не доверять.
  • Существует три разновидности критиков; первые не признают никаких литературных законов и о книгах и их авторах судят, руководствуясь лишь собственным вкусом и чувствами. Вторые, напротив, выносят суждения только в соответствии с литературными законами; третьи же знают законы, но ставят себя выше них — этим последним начинающий литератор и должен стараться угодить в первую очередь.
  • Они («Письма сыну» лорда Честерфилда. — А.Л.)  учат морали шлюхи и манерам учителя танцев.
  • Удовольствие, которое способен доставить хороший собеседник, никоим образом не зависит от его знаний и добродетелей.
  • Писать следует начинать как можно раньше, ибо если ждать, пока ваши суждения станут зрелыми, вызванная отсутствием практики неспособность выразить взгляды на бумаге приведет к такому несоответствию между тем, что вы видите, и тем, что сочиняете, что, очень может статься, вы навсегда отложите перо.
  • Праздной жизнью я живу не столько потому, что люблю общество, сколько потому, что избегаю самого себя.
  • Самая удачная беседа — это та, подробности которой на следующий день забываются…
  • Даже остроумия ради никогда не следует выставлять себя в невыгодном свете; собеседники от души посмеются вашей истории, но, при случае, могут ее вам припомнить и вновь посмеяться — уже над вами.
  • Занятия литературой обыкновенно требуют неукоснительного прилежания и постоянного упорства, к чему ум наш привыкает разве что по необходимости и от чего наше внимание отвлекается ежесекундно, обращаясь к темам, куда более приятным.
  • Умным хочет быть всякий; те же, кому это не удается, почти всегда хитрят.
  • Огурец следует тонко нарезать, поперчить, полить уксусом — а затем выбросить за ненадобностью.
  • Любопытство — одно из самых непреложных и очевидных свойств мощного интеллекта.
  • Патриотизм — это последнее прибежище негодяя.
  • Поверьте, если человек говорит о своих несчастьях, значит тема эта доставляет ему определенное удовольствие — ведь истинное горе бессловесно.
  • Для богатых и сильных жизнь — это нескончаемый маскарад: все люди, их окружающие, носят маски; поэтому понять, что о нас думают другие, мы можем, лишь перестав подавать надежды и внушать страх.
  • Власть прельщает неистовых и гордых; богатство — уравновешенных и робких. Вот почему юность стремится к власти, а старость пресмыкается перед богатством.
  • Надеяться — огромное счастье; быть может даже, самое большое счастье на свете; но за надежду, как и за всякое удовольствие, приходится платить: чем большие надежды мы возлагаем, тем большее разочарование испытываем…
  • Уважения мы оказываем ровно столько, сколько его требуют.
  • Если ваш знакомый полагает, что между добродетелью и пороком нет никакой разницы, после его ухода нелишне пересчитать чайные ложки.
  • Поверьте мне на слово, эти чувствительные особы вовсе не рвутся сделать вам добро. Они предпочитают расплачиваться чувствами.
  • Литератор, сам по себе, — скучен; коммерсант — себялюбив; если же хочешь заставить себя уважать, следует совмещать литературу с коммерцией.
  • Если один человек стоит на земле, а второй барахтается в воде, то первый еще может спасти второго; когда же тонут оба, то каждый думает только о себе.
  • В том, что непосредственно не связано с религией или моралью, опасно долгое время быть правым.
  • Человек подчинится любой власти, которая освободит его от тирании своеволия и случайности.
  • Просьбу, с которой обращаются робкие, неуверенные в себе люди, легко отклонить, ибо проситель словно бы сам сомневается в ее уместности.
  • Для такого мелкого существа, каким является человек, мелочей быть не может. Только придавая значение мелочам, мы добиваемся великого искусства поменьше страдать и побольше радоваться.
  • Одному прохожему прочтите лекцию о нравственности, а другому дайте шиллинг, и вы увидите, который из двух зауважает вас больше.
  • Каждый человек вправе высказать свою точку зрения, а его собеседник, если он с ним не согласен, — пустить в ход кулаки. В противном случае на свете не было бы мучеников.
  • Разница между воспитанным и невоспитанным человеком заключается в том, что первого вы любите до тех пор, пока не найдется причина его ненавидеть, а второго, наоборот, сначала ненавидите, зато потом, если он того заслуживает, можете полюбить.
  • Все мы живем в надежде кому-нибудь угодить.
  • Тот, кто переоценивает себя, недооценивает других, а недооценивая, угнетает.
  • Там, где начинаются тайны, недалеко и до обмана.
  • Завтрашний день — это старый плут, который всегда сумеет вас провести.
  • Богатство, быть может, порождает больше обвинительных приговоров, чем преступлений.
  • Больше всего на свете женщины завидуют нашим порокам.
  • Если во второй раз пишешь на ту же самую тему, то поневоле противоречишь сам себе.
  • Малое может лишь забавлять, а если претендует на значительность, становится смехотворным.
  • Читающая нравоучения женщина сродни стоящей на задних лапах собаке: удивительно не то, что она этого не умеет, а то, что за это берется.
  • Когда мужчина, который был очень несчастлив в браке, женится вновь сразу после смерти жены — это торжество надежды над опытом.
  • Причина наших несчастий — не в сокрушительном ударе судьбы, а в мелких ежедневных неурядицах.
  • Если б не наше воображение, в объятиях горничной мы были бы так же счастливы, как и в объятиях герцогини.
  • Этой женщине по силам потопить девяностопушечный корабль — так она грузна и упряма.
  • Самыми нужными книгами оказываются те, которые мы готовы были бросить в огонь.
  • Дилемма критика: либо обидеть автора, сказав ему правду, либо, солгав, унизить себя самого.
  • Закон — это конечный результат воздействия человеческой мудрости на человеческий опыт.
  • Величайшее искусство жизни заключается в том, чтобы выиграть побольше, а ставить поменьше.
  • Любовь — это мудрость дурака и глупость мудреца.
  • Мы должны рассматривать человека не таким, каким хочется его видеть, а таким, каким он есть в действительности, — нередко подлым и всегда неуверенным в себе.
  • По любви обычно женятся лишь слабые люди.
  • Обычно чем человек веселее, тем он понятливее.
  • Нельзя ненавидеть человека, над которым можно посмеяться.
  • Нет на свете занятия более невинного, чем зарабатывать деньги.
  • Человека можно уговорить, но развеселить против его воли — нельзя.
  • Нужным советом обыкновенно пренебрегают, непрошеный же почитается наглостью.
  • Старость обычно хвастлива и склонна преувеличивать давно ушедшие в прошлое события и поступки.
  • Создается впечатление, что все, сделанное умело, далось легко — не потому ли набивший руку художник отступает в тень?
  • Только рискуя честью, можно стремиться к почестям.
  • Надо быть круглым идиотом, чтобы писать не ради денег.
  • Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер — по лучшим.
  • Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а привычное — новым.
  • Истинная цена помощи всегда находится в прямой зависимости от того, каким образом ее оказывают.
  • У людей, страдающих неполноценностью, благодарность превращается в своего рода месть; ответную услугу эти люди оказывают не потому, что им приятно вас отблагодарить, а потому, что тяжело чувствовать себя обязанным.
  • Что такое история человечества как не предлинное повествование о невоплотившихся замыслах и несбывшихся надеждах?
  • Независимо от того, по какой причине вас оскорбили, лучше всего не обращать на оскорбление внимания — ведь глупость редко бывает достойна возмущения, а злобу лучше всего наказывать пренебрежением.
  • Красота без доброты умирает невостребованной.
  • Чем больше книгу читают сегодня, тем больше ее будут критиковать завтра.
  • Так уж устроена жизнь, что мы счастливы лишь предвкушением перемен; сами же перемены для нас ничего не значат; они только что произошли, а мы уже жаждем новых.
  • Грусть лишь умножает самое себя. Так давайте же выполним свой долг и будем веселы.
  • Человек, который не любит себя сам, не заслуживает и нашей любви.
  • То, что нельзя исправить, не следует и оплакивать.
  • Плохо, когда человеку не достает разума; но плохо вдвойне, когда ему не достает души.
  • Когда мясник говорит вам, что сердце его обливается за родину кровью, он знает, что говорит.
  • Всякая самокритика — это скрытая похвала. Мы ругаем себя для того только, чтобы продемонстрировать свою непредвзятость.
  • Босуэлл:  Что же тогда является поэзией, сэр?
    Джонсон:  Гораздо проще сказать, что поэзией не является. Ведь мы знаем, что такое свет; знаем — но сказать затрудняемся.
  • Есть люди, с которыми мы хотим порвать, но не хотели бы, чтобы они порывали с нами.
  • Все наши жалобы на несправедливость мира лишены оснований: я ни разу не встречал одаренного человека, который был бы обделен судьбой; в наших неудачах, как правило, виноваты только мы сами.
  • Прежде чем посетовать на то, что другие относятся к нам безо всякого интереса, давайте задумаемся, часто ли мы сами способствуем счастью других? Принимаем ли близко к сердцу чужие невзгоды?
  • Каждый человек должен жить по своим, для него одного установленным законам. Одним, например, фамильярность заказана; другие же могут позволить себе любую вольность.
  • От тлетворного дыхания критиков не задохнулся еще ни один гений.
  • Проходимец добивается успеха не столько из-за собственного хитроумия, сколько из-за доверчивости окружающих; чтобы лгать и обманывать, выдающихся способностей не требуется.
  • Не готовиться к смерти в зрелые годы — значит заснуть на посту во время осады; но не готовиться к смерти в преклонном возрасте — значит заснуть во время штурма.
  • Все мы любим порассуждать на тему, которая нас нисколько не занимает.
  • Семейное счастье — предел самых честолюбивых помыслов.
  • Все необычное быстро приедается. «Тристрама Шенди»  читали недолго.
  • Хотя ни один человек не способен убежать от себя самого, можно, по крайней мере, избежать излишних волнений. Надо быть падшим ангелом, который вдобавок научился лгать, чтобы распространяться о том, что, мол, «от беды не уйдешь».
  • Зависть — постоянная потребность ума, редко поддающаяся лечению культурой и философией.
  • Похвалу дают в долг, а лесть дарят.
  • Примечания часто необходимы — но необходимость эта вынужденная.
  • Я буду стремиться увидеть страдания мира, ибо зрелище это совершенно необходимо для счастья.
  • Похвала и лесть — это два гостеприимных хозяина; только первый поит своего гостя вдоволь, а второй спаивает.
  • Чем больше я знаю людей, тем меньшего от них жду. Поэтому теперь добиться от меня похвалы гораздо легче, чем раньше.
  • Автору выгодно, чтобы его книгу не только хвалили, но и ругали, — ведь слава подобна мячу, который перебрасывают через сетку; чтобы мяч не упал на землю, необходимо бить по нему с обеих сторон.
  • От человека, которого невозможно развеселить, добрых дел ждать не приходится.
  • Те, с кем мы делили радости, вспоминаются с удовольствием; тех же, с кем мы вместе переносили тяготы, — с нежностью.
  • Муха, сэр, может укусить — и даже больно — крупную лошадь, однако и тогда муха останется мухой, а лошадь — лошадью.
  • Этот человек  сел писать книгу, дабы рассказать миру то, что мир уже много лет рассказывал ему.
  • Образование шотландцев под стать хлебу в осажденном городе: каждый получает понемногу и никто не наедается досыта.
  • В наших школах трудно чему-то научиться: ведь то, что вбивается ученику с одного конца, выбивается с другого.
  • Если бы в эту комнату ворвался сумасшедший с палкой, мы бы с вами, разумеется, пожалели его, однако первым нашим побуждением было бы позаботиться не о нем, а о себе; сначала мы бы повалили его на пол, а уж потом пожалели.
  • Пусть лучше будут несчастливые, чем не будет счастливых вообще, а ведь именно это и произойдет при всеобщем равенстве.
  • Если вы хотите обидеть мало-мальски образованного человека, не называйте его негодяем; скажите лучше, что он дурно воспитан.
  • Страна, которой правит деспот, подобна перевернутому конусу.
  • Если вы бездельничаете, избегайте одиночества; если же одиноки — не бездельничайте.
  • Француз будет говорить вне зависимости от того, знает он, о чем идет речь, или нет; англичанин же, если ему нечего сказать, промолчит.
  • Когда он (Оливер Голдсмит. — А.Л.)  не пишет, нет его глупее; когда же берется за перо — это самый умный человек на свете.
  • Можете мне поверить: по-настоящему навредить себе способны только мы сами.
  • В этом мире еще многое предстоит сделать и немногое узнать.
  • Под пенсией в Англии подразумевается жалкое денежное пособие, которое государство выплачивает своему подданому за государственную измену.
  • По-настоящему принципиальны только самые непрактичные люди.
  • Разнообразие — неисчерпаемый источник удовольствия.
  • Честность без знаний — слаба и бессмысленна, а знания без честности — очень опасны.
  • Почему-то мир так устроен, что о свободе громче всех кричат надсмотрщики негров.
  • Оттого-то мы и зовемся думающими существами, что часто пренебрегаем здравым смыслом и, позабыв о сегодняшнем дне, переносимся мыслями в будущее или далекое прошлое.
  • Пора признать, что не только мы обязаны Шекспиру, но и он нам, ведь нередко мы хвалим его из уважения, по привычке; мы во все глаза разглядываем его достоинства и отводим взгляд от его недостатков; ему мы прощаем то, за что другой подвергся бы жесточайшим нападкам.
  • Если бы знания дождем падали с неба, я бы, пожалуй, подставил руку; но охотиться за ними — нет, увольте.
  • Я не раз, со всей искренностью, говорил молодым людям: если хотите чего-то добиться, вставайте пораньше — сам же ни разу в жизни не подымался с постели раньше полудня.
  • Разумеется, наша жизнь скучна — в противном случае нам не приходилось бы постоянно прибегать к помощи огромного числа мелочей, чтобы хоть как-то убить время.
  • Тот, кто становится зверем, избавляется от боли, которой сопровождается человеческое существование.
  • Ощущать свое умственное превосходство — это такое удовольствие, что не найдется ни одного умного человека, который променял бы ум на состояние, каким бы огромным оно ни было.
  • Даже из шотландца может выйти толк — если отловить его молодым.
  • Гений чаще всего губит себя сам.
  • Даже у людей значительных и благородных первое чувство — любопытство. Первое и последнее.
  • Стоит нам получить все необходимое, как у нас, помимо нашего желания, разыгрывается искусственный аппетит.
  • Я не знаю ничего более приятного и поучительного, чем сравнивать опыт с ожиданием или отмечать разницу между идеей и реальностью.
  • Обет — западня для добродетели.
  • Наше воображение переносится не от удовольствия к удовольствию, а от надежды к надежде.
  • Обездоленные лишены сострадания.
  • Самолюбие — скорее заносчиво, чем слепо; оно не скрывает от нас наши просчеты, однако убеждает нас в том, что просчеты эти со стороны незаметны.
  • Доброта в нашей власти; увлечение — нет.
  • Чем меньше недостатков у нас, тем терпимее мы относимся к недостаткам других.
  • Основное достоинство человека — умение противостоять себе самому.
  • Мы любим обозревать те границы, которые не хотим преступать.
  • Если бы боль не следовала за удовольствием, кто бы терпел ее?
  • Нет ничего более безнадежного, чем развлечение по плану.
  • Больному следует приложить немало усилий, чтобы не быть негодяем.
  • Скорбь — разновидность праздности.
  • Разговор между стариком и молодым обычно кончается презрением и жалостью с обеих сторон.
  • В конце жизни стыд и печаль длятся обычно недолго.
  • Время и деньги — самое тяжкое бремя в жизни, поэтому самые несчастные из смертных — это те, у кого и того, и другого в избытке…
  • Гордость от сознания того, что тебе доверяют тайну, — основной повод для ее разглашения.
  • Дружба между смертными возможна лишь в том случае, если один из друзей будет время от времени оплакивать смерть другого.
  • Тот, кто не чувствует боли, не верит в ее существование.
  • Как правило, взаимная неприязнь — это прямое следствие намечавшейся симпатии.
  • Брак может быть несчастлив лишь постольку, поскольку несчастна жизнь.
  • Совет оскорбителен… ибо это свидетельство того, что другие знают нас не хуже, чем мы сами.
  • Если хочешь любить долго, люби рассудком, а не сердцем.
  • Что же может быть хорошего в том, отчего мы каждодневно ощущаем свою неполноценность?! (О браке. — А.Л.).
  • Природа наделила женщину огромной властью, и нет поэтому ничего удивительного, что законы эту власть ограничивают.
  • Посулы авторов — то же, что обеты влюбленных.
  • Немного в мире найдется людей, у которых тирания не вызывала бы восторга.
  • Вежливость — это одно из тех качеств, которое можно оценить по достоинству лишь испытав неудобство от его отсутствия.
  • Я никогда не испытывал желания побеседовать с человеком, который написал больше, чем прочел.
  • Счастье — ничто, если его не с кем разделить, и очень немногое, если оно не вызывает зависти.
  • Люди не подозревают об ошибках, которых не совершают.
  • Логика — это искусство приходить к непредсказуемому выводу.
  • Лицемерят не удовольствия ради.
  • Воскресенье должно отличаться от других дней недели. По улицам ходить можно, но бросаться камнями в птиц не следует.
  • Доказательство подсказывает нам, на чем следует сосредоточить наши сомнения.
  • Жизнь — это та пилюля, которую невозможно проглотить, не позолотив.

ФИЛИП ДОРМЕР СТЭНХОУП, ЛОРД ЧЕСТЕРФИЛД

Филип Дормер Стэнхоуп, лорд Честерфилд

(22 сентября 1694 г.- 24 марта 1773 г.)
Английский государственный деятель, дипломат и писатель, автор «Писем к сыну». До смерти отца в 1726 был известен под титулом лорд Стенхоп.

  •  Министры — как солнце. Чем они ярче, тем сильнее обжигают.
  • Политики не питают ни любви, ни ненависти. Они руководствуются не чувствами, а интересом.
  • Чтобы управлять человечеством, нельзя его переоценивать — так оратор, если он хочет полюбиться публике, должен презирать ее.
  • Всякое собрание людей есть толпа, независимо от того, из кого она состоит… Разума у толпы нет, зато есть уши, которым следует льстить, и глаза, которым надлежит нравиться.
  • От перевода страдают все, кроме епископа.
  • Те, кто громче всего требуют свободы, хуже всего ее переносят.
  • Стиль — одежда мысли.
  • Кажущееся незнание часто является самой необходимой частью мирового знания.
  • Праздность — один из способов самоубийства.
  • Рана заживает быстрей, чем оскорбление.
  • Позаботься о пенсе, а уж фунт позаботится о себе сам.
  • Если можешь, будь умней других — только никому не говори об этом.
  • Советы редко принимаются с благодарностью; те, кто больше всего в них нуждается, реже всего ими пользуется.
  • Женщины гораздо больше похожи друг на друга, чем мужчины; все они, в сущности, тщеславны и похотливы.
  • В злословии, как и в краже, виноватым считается потерпевший.
  • Храни свои знания, подобно часам, во внутреннем кармане; не демонстрируй их, как демонстрируют часы, без всякого повода, с тем лишь, чтобы показать, что они у тебя есть.
  • Праздность — удел слабых умов.
  • Знания придают вес, способности — блеск, люди же, в большинстве своем, лучше видят, чем соизмеряют.
  • Чтобы завоевать расположение женщины, требуется одна и та же лесть; чтобы понравиться мужчине — всякий раз разная.
  • Насмешка — лучшее испытание для истины.
  • В вопросах брака и религии я не советчик — не хочу, чтобы из-за меня люди мучились и на земле, и на небе.
  • Лучшая защита от дурных манер — хорошее воспитание.
  • Хитрость — тайное прибежище бездарности.
  • Каждый человек ищет истину, но только одному Богу известно, кто ее нашел.
  • Даже не зная до конца самого себя, я знаю, как мало я знаю это хорошее и одновременно плохое, знающее и одновременно невежественное, разумное и одновременно безрассудное существо — Человека.
  • Предрассудки — наша любовница; разум же, в лучшем случае, — жена: мы часто слышим его голос, но редко к нему прислушиваемся.
  • Пусть мудрецы говорят все что угодно, но от одной крайности можно избавиться лишь впав в другую.
  • Неполноценность наших друзей доставляет нам немалое удовольствие.
  • Веди спокойную жизнь — и ты умрешь со спокойной совестью.
  • Молодые люди столь же склонны считать себя мудрыми, сколь пьяные — трезвыми.
  • Физические недуги — это тот налог, который берет с нас наша окаянная жизнь; одни облагаются более высоким налогом, другие — более низким, но платят все.
  • Радуйся жизни, наслаждайся каждой минутой ее — ведь удовольствия кончаются раньше, чем жизнь.
  • Куда бы мы ни шли, репутация наша — неважно, хорошая ли, дурная — нас обязательно опередит.
  • У человечества (как считал Плиний) только одна альтернатива: либо делать то, что заслуживает описания, либо написать то, что заслуживает прочтения.
  • Благодарность — это тяжкое бремя, лежащее на нашей несовершенной природе.
  • Немногие молодые люди познали науку любви и ненависти; любовь их — беспредельная слабость, роковая для предмета любви; ненависть — страстное, опрометчивое и бессмысленное насилие, роковое для самих себя.
  • Брак бывает лишь двух видов — по любви и по расчету. Если вы женитесь по любви, у вас определенно будет немало очень счастливых дней и, скорее всего, не меньше дней нелегких; если же — по расчету, счастливых дней у вас не будет вовсе. И нелегких, вероятнее всего, тоже.
  • Сами женщины не созданы для забот; их предназначение в том, чтобы брать на себя наши заботы.
  • Коль скоро отцы нередко уходят из семьи, безотцовщину едва ли можно считать несчастьем; учитывая же характер и поведение большинства детей, и бездетность — не самое тяжкое испытание в жизни.
  • Дети и придворные ошибаются много реже, чем родители и монархи.
  • Женская красота и мужской ум большей частью пагубны для их обладателей…
  • К дуракам и шутам я отношусь с огромным почтением: даже превосходное воспитание им не помеха.
  • Самый глупый человек на свете испытывает те же чувства, что и самый умный.
  • Не доверяй тем, кто полюбил тебя от всего сердца после первого же знакомства и без всякой видимой причины. Остерегайся также всех тех, кто стыдится высших добродетелей, выдавая их за свои слабости.
  • Немногие отцы по-настоящему пекутся о своих сыновьях — большинство предпочитает заботиться о сбережениях. Из тех же, кто действительно любит своих детей, мало кто знает, как это делается.
  • Если ты нащупал в человеке какую-то характерную черту, ни в коем случае не доверяй ему в том, что этой черты касается.
  • Разумный человек должен относиться к женщине, как к беззаботному, смышленому ребенку: с ней можно играть, веселиться, шутить, ей можно делать комплименты — но ни советоваться, ни говорить с ней на серьезные темы, ни доверять ей нельзя.
  • С подозрением относись к тем, кто во всеуслышание превозносит какую-то добродетель… А впрочем, такие люди далеко не всегда, заслуживают упрека в лицемерии. Мне не раз приходилось встречать праведников, которые действительно верили в Бога; задир, которые действительно отличались завидной храбростью; реформаторов, которые подкупали своей честностью; ханжей, которые вели исключительно добродетельный образ жизни.
  • То, что нравится тебе в других, понравится и другим в тебе.
  • На свете нет ничего более безрассудного, чем полугнев и полудоверие.
  • Люди, к светскому общению не привыкшие, по неопытности выдают своим видом то, о чем не распространяются на словах.
  • Сдержанность — черта крайне неприятная, несдержанность — крайне опасная.
  • Терпение совершенно необходимо деловому человеку, ведь многим гораздо важнее не заключить с вами сделку, а поговорить по душам.
  • Всякий, кто спешит, тем самым демонстрирует, что дело, за которое он взялся, ему не по зубам.
  • Учись опускаться до уровня тех, среди которых находишься.
  • Поношение, клевета никогда не ополчаются против непогрешимости; клевета преувеличивает, но не возникает на пустом месте.
  • С тем, кто молчит, — молчат; с тем, кто рассказывает все, — тоже молчат.
  • Мудрый человек живет своим умом и своим кошельком.
  • Истинное остроумие — качество столь редкое, что многие им восхищаются, большинство к нему стремится, все его боятся, а если ценят, так только в себе самом.
  • Если угождаешь, угождай каждому по-своему.
  • Трудно даже вообразить, сколько у тщеславия разнообразных способов отклониться от поставленной цели.
  • В погоне за похвалой лучшая приманка — скромность.
  • Тщеславие вызывает отвращение у всех по той простой причине, что оно всем без исключения свойственно, а два тщеславия не сойдутся никогда.
  • Сочинители афоризмов, в большинстве своем, красоту мысли ставят выше точности и справедливости.
  • Если когда-нибудь я поумнею, никто, никогда не увидит меня смеющимся.
  • Интерес к внутренней сути и презрение к внешнему виду — таковы должны быть отношения между разумным человеком и его книгами.
  • Бог свидетель, нам нелегко приходится в этой жизни, и терпение — это единственный способ жить по крайней мере не хуже.

ЭНТОНИ ЭШЛИ КУПЕР, ЛОРД ШАФТСБЕРИ

Энтони Эшли Купер, лорд Шафтсбери

(1671 г. –1713 г.)
В отличие от большинства философов и политиков своего времени, лорд Шафтсбери полагал, что между человеком и обществом, между пристрастиями личными и общественными нет противоречия. «Следует иметь пристрастия… не только по отношению к себе, но и по отношению к обществу — это и будет нравственно, честно, добродетельн» — писал он в трактате «Исследование о добродетели» (1699), вошедшем, наряду с другими трактатами Шафтсбери, в «Характеристики людей, манер, мнений, времен» (1711), откуда и взяты нижеприведенные афоризмы.

  • Серьезность — в самой природе обмана.
  • Хорошо воспитанным считает себя каждый.
  • Какой бы эфемерной не была моя жизнь, каким бы беспорядочным не был юмор, в ней заложенный, я не знаю ничего более значимого, ничего более материального, чем я сам.
  • Юмор — единственное истинное испытание серьезности, а серьезность — юмора. Ведь предмет, который не выдерживает насмешки, подозрителен, а шутка, которая не выдерживает серьезного исследования, — пустое зубоскальство.
  • Все разумные люди исповедуют одну религию. Правда, они не говорят, какую именно.
  • Постоянство — самый изобретательный способ сделаться дураком.
  • Наши первые мысли обыкновенно лучше вторых; собственные взгляды всегда лучше благоприобретенных и позаимствованных у казуистов.
  • Всякое увлечение сменяется меланхолией.
  • Истинная гуманность и доброта скрывают горькую правду от любящих глаз.
  • Наши манеры, как и наши лица, пусть даже самые прекрасные, должны отличаться друг от друга.
  • Из всех связей, возникающих между людьми, самой непостоянной, самой запутанной и изменчивой является связь между писателем и читателем.
  • Тот, кто смеется и одновременно смешит, смешон вдвойне.
  • Считается, что истина способна выдержать все, однако нет для нее испытания тяжелей, чем насмешка. Только если истина выдержала испытание насмешкой, она по праву может считаться истиной.
  • Счастливая жизнь измеряется не большим или меньшим числом солнц, которые мы лицезреем, не большим или меньшим числом вздохов, которые мы издаем, или же пищи, которую мы поглощаем, — но тем, хорошо ли мы жили, сделали ли свое дело и покинули ли этот мир с улыбкой на устах.
  • Найдется ли на свете хотя бы один человек, который пал настолько низко, чтобы отказаться от собственных удовольствий?
  • Общество чрезвычайно способствует развитию нашего воображения. Фантазии наши расцветают за столом столь же пышно, как цветы на хорошо взрыхленной клумбе.
  • Когда человек ладит с самим собой, он ладит и с миром.
  • Философ!.. Разъясни мне, что есть жизнь, и как я должен прожить ее, чтобы, когда она подойдет к концу, когда живительный источник иссякнет, не вскричать в сердцах: «Суета сует!», не проклинать и не жаловаться, что, дескать, «жизнь столь мимолетна». В самом деле, почему мы жалуемся и на быстротечность, и на долготу жизни? Может ли тщеславие, одно лишь тщеславие, принести счастье? И может ли человек пережить свои несчастья?

ТОМАС ФУЛЛЕР

Томас Фуллер

(1654 г.– 1734 г.)
Томас Фуллер известен только годами рождения и смерти, а также тем, что его единственное произведение «Гномология» (1732), то есть собрание изречений, максим, приписывается его однофамильцу, еще одному Томасу Фуллеру (1608–1661), историку и богослову, автору «Истории святых войн» и «Истории церкви в Британии». Многие афоризмы Фуллера воспринимаются как народная мудрость, читаются как пословицы, поговорки.

  • Скромность — добродетель; стыдливость — порок.
  • Совет потребен ему не более, чем седло барашка больной лошади.
  • Более всего красивую женщину ранит тот, кто не глядит в ее сторону.
  • Тот не верит, кто не живет по вере своей.
  • Мы рождаемся в слезах, живем жалуясь и умираем разочарованными.
  • Слепец не поблагодарит вас за зеркало.
  • Чем белей бумага, тем черней клякса.
  • Нет на свете существа более игривого, чем молодая кошка, и более степенного, чем кошка старая.
  • Благотворительность и гордость преследуют разные цели, но бедных они кормят в равной степени.
  • Обмани меня в цене, но не в товаре.
  • Делай как все — и люди будут хорошо говорить о тебе.
  • Противоречие должно пробуждать внимание, а не чувства.
  • Ради кого подводит брови жена слепца?
  • По-настоящему танцевать любят лишь те, кто танцует голыми ногами на колючей траве.
  • Несчастен тот, кто умирает не раньше, чем хотел умереть.
  • Едва ли поправится тот больной, кто сделал врача своим наследником.
  • Собака, что лает на расстоянии, не укусит никогда.
  • Никогда не три глаза чужим локтем.
  • Если у тебя нет врагов, значит счастье от тебя отвернулось.
  • На ошибках учатся лишь глупцы; велик тот, кто пренебрегает собственным опытом.
  • Всякая слава опасна: добрая возбуждает зависть, дурная — стыд.
  • Обвари собаку один единственный раз — и она даже холодной воды будет бояться.
  • В любовной войне побеждает тот, кто первым бежит с поля боя.
  • Плохо, если глуп невежа, непереносимо — если ученый муж.
  • Тот, кто боится тебя в твоем присутствии, возненавидит тебя в твоем отсутствии.
  • Тому, кому повезло в жизни, никогда себя не познать.
  • Помирившийся друг — враг вдвойне.
  • Не поджигай дом свой назло луне.
  • Шутить шутки со старой кошкой — пустая затея.
  • Золотой век никогда не был веком нынешним.
  • Один и тот же человек редко бывает и великим, и хорошим.
  • Что такое душа без печени и селезенки?
  • Тот, кто вознамерился вести дела только с честными людьми, должен забыть о коммерции.
  • Если судят гуся, лисе среди присяжных не место.
  • Образование делает хорошего человека лучше, а плохого — хуже.
  • На усердную лошадь весь груз валится.
  • То, что тяжело переносится, с нежностью вспоминается.
  • Любить радостней, чем быть любимым.
  • Сумасшедший дом — прибежище любви и гордыни.
  • Любопытство — дочь невежества.
  • Женщины превозносят мужскую скромность, но не любят скромных мужчин.
  • Не лей воду на тонущую мышь.
  • Человек с длинным носом уверен, что все только о его носе и говорят.
  • Послушание гораздо лучше проявляется в мелочах, чем в делах значительных.
  • В сорок лет человек либо глупец, либо эскулап.
  • Стыдно не быть бедным, а стыдиться бедности.
  • Плох тот, кто одинаково хорошо говорит обо всех.
  • Похвала делает хороших людей лучше, а плохих хуже.
  • Когда горит душа, искры летят изо рта.
  • Брюхо ненавидит длинные проповеди.
  • Легче переносить тяготы, чем забыть преуспеяние.
  • Если прыгаешь в колодец, Судьба тебя вытаскивать не обязана.
  • Нет лучшей брони и худшего покрова, чем религия.
  • Богатые гонятся за богатством, бедные — за богатыми.
  • Чесотка начинается с удовольствия и кончается болью.
  • Вовремя споткнувшийся может не упасть.
  • Подозрительность, если держать ее при себе, — мать безопасности.
  • Бережливость — вот философский камень!
  • Дерево не успело упасть, а все уже хватаются за топоры.
  • Доверяй ему до тех пор, пока от него не зависишь.
  • Нагота — лучшее украшение правды.
  • Богатство породило больше алчных людей, чем алчность — богатых.
  • Воду мы начинаем ценить не раньше, чем высыхает колодец.
  • Чем больше ума, тем меньше смелости.
  • Умный собьет замок и выкрадет лошадь из стойла, а мудрый поленится.
  • Опыт полезен — если за него не заплачено слишком дорого.
  • За жизнь женщина должна покинуть дом трижды: когда ее крестят, когда выдают замуж и когда хоронят.
  • Старая рана никогда не затягивается.
  • Через забор перепрыгивают там, где он ниже.
  • Дураков не поливают: они растут сами.
  • Говорить не думая — то же, что стрелять не целясь.
  • Мала гадюка да ядовита.
  • Надежда — обруч, не дающий сердцу лопнуть.
  • Полную чашу следует нести с осторожностью.
  • Хуже всего скупой относится к самому себе.
  • Каждая лошадь думает, что ее поклажа самая тяжелая.
  • Добрая слава лучше красивого лица.
  • Случай — игрок в кости.
  • Ленивой овце и своя шерсть в тягость.
  • Терпение произрастает не на каждом дереве.
  • Сорной траве мороз не страшен.
  • Из кислого винограда сладкого вина не получится.
  • Чем выше здание, тем ниже фундамент.
  • Тощая свобода лучше жирного рабства.
  • Где гремят барабаны, там молчат законы.

ДЖОРДЖ САВИЛ, МАРКИЗ ГАЛИФАКС — ЦИТАТЫ

Джордж Савил, маркиз Галифакс

(1633 г.– 1695 г.)
Писатель, политик, острослов Джордж Савил, маркиз Галифакс — автор многочисленных, в свое время влиятельных памфлетов и эссе: «Характер приспособленца» (1688), «Анатомия эквивалента» (1688), «Женский дар, или Советы дочери» (1688), «Письмо раскольнику в связи с Декларацией религиозной терпимости Его величества» (1686), «Характер короля Карла II» и, прежде всего, монументального труда «Политические, моральные и прочие размышления», откуда и взяты афоризмы, выстроенные по тематическому принципу.

Человек

  • Человеку, который все называет своими именами, лучше на улицу не показываться — его изобьют как врага общества.
  • В наше время, когда про человека говорят, что он «знает жизнь», подразумевается, что он не слишком честен.

Разум

  • Тот, кто не пользуется разумом, — ручное животное; тот, кто им злоупотребляет, — дикий зверь.
  • Нет для нас ничего более отталкивающего, чем разум, когда он не на нашей стороне.
  • В неразумный век разум, выпущенный на свободу, губителен для его обладателя.
  • Наибольшая польза от нашего разума состоит в том, чтобы догадаться, что думают о нас другие. Догадаться частично — опасно; полностью — увы, грустно.

Память

  • Знай мы, что человеку свойственно помнить, мы бы знали, что ему свойственно делать.
  • Хорошим воспитанием наша память не отличается.
  • Желание, чтобы нас помнили после смерти, суетно, поэтому не удивительно, что желанием этим обыкновенно пренебрегают.

Надежда

  • С надеждами следует поступать так же, как с домашней птицей: подрезать ей крылья, чтобы она не могла перелететь через забор.
  • Надежда — это добрый обман: в минуту разочарования мы злимся, но в целом без надежды не может быть удовольствия.
  • Надежда — обычно плохой поводырь, хотя и очень хороший спутник.

Репутация

  • Невидимое существо, что зовется «Доброе имя», суть дыхание всех тех, кто хорошо о нас говорит.
  • Тот, кто пренебрегает злословием, более всего его заслуживает.

Семья

  • Лучше допустить оплошность самой, чем указать на ошибку мужу.
  • Даже самая прочная семья — не прочнее карточного домика.
  • Обычно любовь быстро выдыхается, особенно когда ей приходится идти в гору, от детей к родителям.
  • Когда находишься среди детей, следует быть настороже, как будто это не собственные дети, а заклятые враги.

Мир

  • Человек, который отошел от мира и располагает возможностью наблюдать за ним без интереса, находит мир таким же безумным, каким мир находит его.
  • Своеобразие хорошо себя чувствует дома, но за забором ему делать нечего.
  • Мир — это не более чем тщеславие, принимающее разные обличья.

Дураки и мошенники

  • Колесо истории крутят дураки и мошенники… они правят миром. Они и есть мир.
  • Дурак не вступает в диалог с самим собой. Первая же мысль захватывает его, не дождавшись ответа второй.
  • Иные головы так же легко сносятся ветром, как шляпы…
  • Дурака, занятого делом, утихомирить сложнее, чем буйного помешанного.
  • Рвение мошенника делает его таким же уязвимым, как невежество — дурака.
  • Если б у мошенников не было дурацких воспоминаний, они бы так не доверяли друг другу.
  • Проглотить обман способны многие, но разжевать его — лишь единицы.

Удача

  • Тот, кто не доверяется случаю, немногое сделает плохо, но и немногое сделает.
  • Разумный риск — самая похвальная сторона человеческого благоразумия.
  • Значительным людям лучше стрелять дальше цели, ничтожным — ближе.

Мудрость

  • Тот, кто владеет собой, владеет миром.
  • Если хочешь быть мудрым, всегда держи врага в поле зрения.
  • Что может быть важнее для мудреца, чем хорошая память?

Отрицательные эмоции…

  • Память и совесть всегда расходились и будут расходиться в том, следует ли прощать обиды.
  • Гнев разжигает фантазии, да так, что можно обжечься…
  • Злость, как и похоть, в приступе своем не знает стыда.
  • Гнев никогда не бывает без причины, но причина эта редко бывает убедительна.
  • В нескольких собравшихся вместе людях накапливается жестокость, которой нет и быть не может у каждого в отдельности.

При дворе

  • Когда монарх доверяет подданому государственную тайну, тот не должен удивляться, услышав по себе поминальный звон.
  • Монарх, который не желает преодолеть трудность понимания, вынужден преодолевать опасность доверия.
  • Придворные так много времени уделяют своей хитрости, что забывают про хитрость своих врагов.
  • Королевский двор — это общество знатных и модных нищих.
  • Не место красит человека…
  • Тот, кто считает себя недостойным своего места, будет его недостоин.
  • Не бывает двух более разных людей, чем один и тот же человек, когда он еще только претендует на какое-то место и когда он уже его занял.
  • Высокое положение оказывает на нас столь разлагающее влияние, что отказываться от него не в нашей власти.
  • Зависимость одного великого человека от другого, более великого, — логика, простому человеку неподвластная.
  • Власть без любви — вещь страшная. Такой власти служат из страха — так же, как индейцы преклоняются хищным зверям и демонам.

Свобода

  • Хотя лень рабского подчинения для абсолютного большинства людей имеет свою прелесть, тот, кто создан из более благородной материи, не приемлет никакие блага мира без свободы.
  • Добиться свободы и сохранить ее можно лишь той ценой, какую человечество, как правило, платить не готово.
  • Свобода отличается таким неотразимым обаянием, что мы находим в ней красоту, которой она, быть может, не обладает… Впрочем, не будь она красавицей, мир не сходил бы по ней с ума.

Государство — это я?

  • Управление государством — занятие жестокое. Добрый нрав в таком деле лишь помеха.
  • В могучем теле народа душа может до времени дремать, ничем себя не проявляя, но стоит Левиафану восстать, как она, подобно хищному зверю, вырвется на свободу и тут уж уговаривать ее, оказывать ей сопротивление бесполезно.
  • Даже самая прогрессивная партия — это заговор против нации.
  • Большинство людей идут в партию по невежеству, а выйти не могут от стыда.

Церковь

  • Если что спасет человечество, так это отсутствие веры.
  • Бог специально создал людей такими доверчивыми, чтобы священники могли их обманывать.
  • Люди никогда бы не стали верить в Бога, если бы им не разрешили верить в него неправильно.
  • Все споры о религии напоминают ссору двух мужчин из-за женщины, которую ни один из них не любит.

Пороки и добродетели

  • Ничто так не смягчает присущей всем нам заносчивости, как наши собственные слабости. Не они ли внушают нам не бить слишком больно других, ибо сами мы нередко заслуживаем того же? Наши слабости хватают наш гнев за рукав и шепчут нам ласковые слова, когда мы пребываем в раздражении.
  • Счастлив тот, чьи убеждения не расходятся с общепринятыми.
  • Многие не только не управляют своими желаниями, но и с удовольствием им отдаются.
  • Иные проявляют смелость, не имея ее, но нет человека, который бы демонстрировал остроумие, не будь он остроумен от природы.
  • К тому времени, как мы созреваем для общества, нам становятся видны все его отрицательные стороны.
  • Если бы законы могли говорить вслух, они бы первым делом пожаловались на законников.
  • Деловая сметка настолько ниже образования, что человек, привыкший к последнему, едва ли испытывает склонность к первому.
  • Когда мы прозреваем настолько, чтобы исправить собственную ошибку, то начинаем видеть всю сопряженную с этим опасность.
  • Тот, кто поздно умнеет, рано смелеет.
  • Подозрительность — это, скорее, достоинство, чем недостаток, коль скоро она уподобляется собаке, которая сторожит,  но не кусает.
  • Иногда человек вынужден склониться перед своей несчастливой звездой; склониться, но не пасть ниц.
  • Жалоба — это презрение к самому себе… Жалуясь, человек опускается, а опустившегося никто подымать не станет.
  • Ядовитые замечания, которые старики отпускают в адрес молодых, — это попытка старости расквитаться с молодостью.
  • Те, кто считает, что деньги могут все, в действительности могут все ради денег.
  • Поскольку все, что идет нам на пользу, может в любую минуту обернуться вредом, лучше всего «сидеть тихо».
  • Самодовольство повергает добродетели в сон, который прерывается редко и ненадолго. Самодовольство для ума — то же, что мох для деревьев: он обволакивает корни и затрудняет рост.
  • Люди, которые сами неспособны развлечь себя, испытывают в нас нужду, но не потребность.
  • Своим делом человек должен заниматься так, словно помощи ему искать негде.
  • Бесчестно не мириться с заблуждениями честного человека.
  • Не иметь ни одного друга — несчастье, но тот, у кого нет друга, не наживет и врага.
  • Все мы склонны сторониться тех, кто на нас опирается.
  • Благодарность — это то немногое, что нельзя купить… Негодяю и мошеннику ничего не стоит изобразить благодарность, но с истинным чувством благодарности рождаются.
  • Тот, кто любит давать советы, сам в них больше всего нуждается.
  • Повесничать так же небезопасно, как играть с огнем. Любовь — это девушка, у которой есть друзья в гарнизоне.
  • Слабые часто бывают жестокими, ибо они не останавливаются ни перед чем, дабы устранить последствия своих ошибок.

ТОМАС БРАУН — ЦИТАТЫ

Томас Браун

(1605 г. –1682 г.)
Медик, философ, литератор, богослов, выпускник Падуанского и Лейденского университетов, сэр Томас Браун — автор ряда крупных и — для своего времени — иконоборческих богословских и философских работ: «Religio Medici» «Религия медика», 1642), «Вульгарные ошибки, или исследование многих догм и прописных истин» (1646), а также «Христианская мораль», изданная через много лет после его смерти, в 1716 году, и переизданная в 1756 г. Сэмюэлем Джонсоном, который, как и Р.Л. Стивенсон полтора столетия спустя, был большим почитателем и собирателем мудрых, большей частью мрачноватых изречений и прозрений Брауна.

  • Природа ничего не делает просто так.
  • На сотворение мира ушло шесть дней, на разрушение же придется потратить никак не меньше шести тысяч лет.
  • Под миром я разумею не трактир, а лечебницу, то место, где не живут, но умирают…
  • Человек, доживший до семидесяти или восьмидесяти лет, может вдруг испытать живой интерес к миру, ибо только теперь ему стало известно, что есть мир, что мир может дать и что такое быть человеком.
  • Жизнь — это чистое пламя, мы живем с невидимым солнцем внутри нас.
  • Все наше тщеславие в прошлом. Все великие перемены уже произошли, и времени на выполнение давних замыслов может не хватить.
  • Мир для меня не более чем сон или кукольный театр… Все мы, если вдуматься, фигляры и скоморохи…
  • Человек — благородное животное, изысканное в прахе своем, несравненное в могиле… с равным блеском и помпой отмечающее дни рождения и смерти, не гнушающееся и ратного подвига, достойного низменной природы своей.
  • Все мы чудовища, то бишь, люди и звери одновременно.
  • Ступайте с осторожностью и с оглядкой по узкой и извилистой тропе Добра.
  • Во мне скрывается еще один человек, который постоянно сердится на меня.
  • Недостатки, в которых мы обвиняем других, смеются нам же в лицо.
  • Сердце человеческое — это то место, где затаился дьявол.
  • Вереница удовольствий коротка… у радости изменчивый лик.
  • Дабы испытать истинное счастье, мы должны отправиться в очень далекую страну, подальше от нас самих…
  • Беды набивают мозоли… несчастья скользят под ногами, либо падают на наши головы, как снег.
  • Все мы стараемся изо всех сил, чтобы не выздороветь, — ведь выздоровление от всех болезней есть смерть.
  • Привязанность не должна быть слишком зоркой… любовью не занимаются в очках.
  • Если бы вещи воспринимались такими, какие они есть в действительности, телесная красота значительно бы поблекла.
  • На свете найдется немало людей, для которых мертвый враг испускает благовоние и которые в мести находят мускус и янтарь.
  • Человек может владеть истиной, как владеют крепостью, и все же будет вынужден эту истину, как крепость, сдать.
  • Не думаю, чтобы нашелся хотя бы один человек, который попал в рай со страху.
  • То, что для одного — Вера, для другого — безумие.
  • В этот мир мы приходим в муках, но ведь и покидаем его не без труда…
  • Покуда мы не разлучены со смертью, нам не страшны никакие беды.
  • Давняя привычка жить восстанавливает нас против смерти.
%d такие блоггеры, как: