ПЕСНИ ЛЮБВИ

ПЕСНИ ЛЮБВИ

БАЛКАРО-КАРАЧАЕВСКИЕ ПЕСНИ

***

«По небу облака плывут как стадо…»

По небу облака плывут как стадо,

Касаются вершины голубой.

Всего богатства мира мне не надо,

Лишь бы оставили меня с тобой!

С тобой, моя любимая, с тобой!

Я буду говорить с тобой, с любимой,

Страдающий, влюбленный человек,

То громко-громко, словно дождь с вершиной,

То тихо-тихо, как с долиной снег,

Как снег, моя любимая, как снег!

О том, что я люблю, о том, что стражду,

Я буду петь, как ангелы поют,

И то не каждый раз, а лишь однажды,

Пред тем, как нас позвать на Страшный суд.

На суд, моя любимая, на суд!

Туман плывет, и облака клубятся,

Ползут к вершинам на исходе дня.

Погибшие назад не возвратятся,

А тем, кто жив, не одолеть меня,

Любимая, не одолеть меня.

***

ТАУКАН

Злые люди, вам всё равно,

Где мой милый, а я то и дело

Подбегаю, гляжу в окно,

Все глаза уже проглядела.

Таукан, я гляжу в окно,

А на сердце моем тревога,

Мне осталось только одно:

Положиться на милость бога.

Слева солнышко, справа тень,

Мне на солнышке полежать бы.

Если любишь, назначь мне день,

Или так убежим, без свадьбы.

Чашка чистой водой полна,

Да рука дотянуться не может.

Обессилела я, больна.

Кто под бурку меня уложит?

В стороне, где живет Таукан,

Бьет нарзан, тополя — как свечи.

Искривится мой тонкий стан,

Если ты меня не излечишь.

Я возьму на плечо кумган,

Зачерпну воды из Баксана.

Страшно мне, плохо мне, Таукан!..

Нет вблизи меня Таукана.

У предгорья, где бьет нарзан,

Сосны старые в два обхвата.

Был бы ты не рабом, Таукан,

Или я б не была богата!

Где положишь ты свой кинжал,

У заветного камня какого?

Если б только ты пожелал,

Я ушла бы из дома родного.

Свой кинжал, чтобы после забрать,

Ты у серого камня положишь.

И отца я оставлю, и мать,

Ты своих оставить не сможешь.

Я кольцо свое, на беду,

Уронила в поток, в ущелье.

К русским лекарям я пойду —

Пусть дадут от любви мне зелье.

Мне не вынести этих ран.

Ты в могилу меня весною

На руках отнеси, Таукан,

Дай другим засыпать землею.

Пусть папаха сгорит в огне

С головою твоею вместе,

Если вскоре, забыв обо мне,

Ты к другой пойдешь как к невесте.

Будет ждать тебя впереди

И любви и радости мало,

Коль другую к своей груди

Ты прижмешь, как меня, бывало…

Ты ушел на охоту опять,

В горы, где быстроногие козы.

Побегу я тебя встречать,

На дорогу глядеть сквозь слезы.

***

ПЕСНЯ ОБ АБДУЛ-КЕРИМЕ

Гонят в горы стада джигиты,

А его закрыты глаза.

На траву он упал убитый,

Как подрубленная лоза.

Возвращаясь домой с поживой,

Гнал отару Абдул-Керим.

Сын Беккаевых — пес трусливый —

Свел давнишние счеты с ним.

Тот Беккаев купил винтовку,

Но не в честном мужском бою

Он решил показать обновку —

Дорогую покупку свою.

Привезли тебя на телеге,

Положили среди двора.

Для чего ты ходил в набеги?

Много надо ли нам добра?

Ой, кичится твоим трофеем

Сын Беккаев, убийца и вор.

Быть бы русским мне грамотеем,

Сочинила б я приговор.

Сочинила б и настрочила б,

Покарала бы за тебя,

Я свинцом его накормила б

До отвала, как он тебя.

Я платок намочила слезами

Иль соленой морской волной?

Да случится, Беккаевы, с вами

То, что с милым моим и со мной!

Я слезами платок намочила,

Я повешу его сушить.

Будет муж у меня немилый,

Мне ведь милого не забыть.

Меж Баксаном и Старой Малкой

Пусть закроет пути обвал.

Иль меня тебе не было жалко,

Что погибели сам искал?

Если было б лекарство от смерти,

Я б лекарство тебе нашла.

Слишком весел ты был и доверчив:

На земле ты не видел зла.

***

БЕЛАЯ БАТАЙ, КРАСИВАЯ БАТАЙ

Бело-белая Батай,

Что ты делаешь, Батай?

Что ты не отходишь от окошка?

Чешет волосы Батай,

Да и глянет невзначай

Вдаль, где вьется по полю дорожка.

Волосы Батай до пят,

Волосы Батай блестят.

Для чего их заплетать, трудиться,

Если шелк волос тугих

Ночью расплетет жених,

Чтоб ему сквозь землю провалиться!

Твой отец неумолим.

За тебя дают калым.

А добро, кому оно некстати?

Взял отец сто пять голов:

Сто баранов, пять ослов,

Да еще возьмет шестого — зятем.

Хороша, Батай, цена!

Сто баранов — ты одна.

Среди ста — один с недобрым взглядом.

Пусть же будет кровь его

Для торговца твоего

Горькою едой, смертельным ядом!

Будет муж твой пить-гулять,

Будет падать на кровать,

Ни сапог, ни бурки не снимая.

Будет муж твой пить-кутить,

Ни за что тебя бранить, —

Пропадет краса твоя былая.

Ой, красивая Батай,

Несчастливая Батай,

Люди на тебя глядят, как судьи.

Шелковый надев платок,

Ты стоишь, как ангелок.

Жаль, что ангелов не любят люди.

Волосы твои до пят,

Волосы твои блестят.

Не гляди, Батай, на Шахгирея.

Как тебя он от обид

Оградит и защитит,

Ни богатств, ни славы не имея?

***

ПЕСНЯ КРАСАВИЦЫ МЕЛЕК

Дни короткие, ночи длинные,

Беспросветные ночи, ой!

Ой, как мучаюсь я, невинная,—

Все проплакала очи, ой,

Все проплакала очи, ой!

И давно ли я, милого милая,

Пела песни порой ночной,

Мне казалось: за счастьем спешила я,

А спешила я за бедой,

Ой, спешила я за бедой.

Мы, влюбленные, окрыленные,

С милым ехали в светлый час

И не знали, что следом конные

Вскачь летят, догоняя нас,

Ой, летят, догоняя нас.

Ночи длинные, дни короткие.

Всадник, ехавший впереди,

Подскочил и ударил плеткою

По спине моей и груди,

По спине моей и груди.

Подскочили мои каратели,

Первый — матери брат родной.

Будь ты проклят, брат моей матери!

Как расправился ты со мной,

Как расправился ты со мной?

Пропади эта жизнь постылая,

Проклинаю свою судьбу.

Неужели весь род осрамила я

Тем, что в жены пошла к рабу,

Что, княжна я, пошла к рабу?

Как честили меня, как мучили:

Дядя — матери брат Касбот —

По аулу таскал на чучеле

И хлестал у каждых ворот,

И хлестал у каждых ворот.

Люди в нашем краю суровые —

Бить стараются побольней.

Кровь мою собаки дворовые,

Лая, слизывали с камней,

Лая, слизывали с камней.

У тебя хоть ни роду, ни имени, —

Ты мне господом богом дан.

Умираю — приди, навести меня

И прости меня, Рамазан,

Ой, прости меня, Рамазан.

***

 АКТАМАК

В люльке я лежал лет пять,

В шесть я бегать стал и драться,

В десять я умел стрелять,

А без малого в пятнадцать

Мне пришлось любовь узнать.

Многих женщин наших гор

Видел я, их слышал речи.

Почему ж с тех давних пор,

Утро на дворе иль вечер,

Твой передо мною взор?

Ива, ива, сладкий мед,

Как всегда в разгаре лета,

По сучкам ее течет.

Ты стройна, как ива эта,

Ветер эту иву гнет.

Ветер иву гнет в саду,

Треплет ветви завитые,

Ива с ветром не в ладу,

У тебя соседи злые —

Стерегут, мне на беду.

В гривы ленты вплетены,

Из ремней сплету я плетку.

Наши лошади сильны, —

Лезь быстрей, и я в пролетку

Сяду с левой стороны.

Мы с тобой, моя краса,

Бросим этот край суровый,

Чтоб увидеть чудеса:

Край медовый, край здоровый,

Где сосновые леса.

Ворон — смерть, орел — мечта.

Птица то, и это птица.

Ту скрывает высота,

Эта над плечом кружится,

И кружится неспроста.

В руки мне орла не взять,

Да и ворону степному

Прочь пути не указать,

И достанется другому

Красота твоя и стать.

Для меня ты, Актамак,

И удача и несчастье,

Ты и солнце, ты и мрак,

Ты и вёдро и ненастье,

Ты и уксус и каймак.

В небесах луна ясна.

В небесах белы дороги.

В нашем крае ты луна, —

Жаль: не только мне, а многим

Красота твоя видна.

Ты луна моих ночей,

Сон мой сладкий и проклятый,

Пелена моих очей,

И чем дальше от меня ты,

Тем люблю я горячей.

***

ПЕСНЯ ОБ АЛИ

Туфли, туфли белые надела я,

Стала спать ложиться — не сняла.

Боже, боже, что же я наделала,

Как я, боже, гостя приняла!

Жить должна была бы по-иному я,

Честь блюсти и не пытать судьбу,

Я влюбилась в гостя незнакомого,

Да и проводила на Лабу.

От судьбы куда, мой милый, денешься?

Сколько бы ты ни был на Лабе,

Если только на другой не женишься,

Буду ждать я, верная тебе.

Буду плакать, на судьбу я сетовать,

Если не вернешься ты назад.

Я не вынесу позора этого —

Побегу куда глаза глядят.

Если выйдешь в путь опять когда-нибудь,

Лучше в дальний, а не в близкий путь,

Будешь мимо проезжать когда-нибудь,

К нам опять заехать не забудь.

На дороге под железной крышею

Домик, где оставил ты меня.

Ты меня не слышишь, и не слышу я

Слов твоих и топота коня.

Пусть мои тебя догонят жалобы.

Быть весенним снегом я хочу —

Я бы на плечо тебе упала бы,

Прилепилась к твоему плечу!

***

Я ДУШУ ЕМУ ПОДАРИЛА

Я дремала ночною порой,

Вдруг тепло мне и радостно стало.

Я подумала: милый со мной,

Я подумала: милый со мной,

Приоткрыла глаза — одеяло.

До утра я уснуть не могла,

Ничего мне на свете не мило.

Ты мне, мамочка, душу дала,

С жизнью вместе мне душу дала,

Ты дала — я ему подарила.

Все твердят о любви без конца,

Словно нищие люди о хлебе.

Говорят, коль сольются сердца,

Говорят, коль сольются сердца,

Им завидуют ангелы в небе.

Любят здесь, а завидуют там,

Хоть завидуют там, а не судят.

Не завидуют ангелы нам,

Не завидуют ангелы нам,

Горе нам — нам завидуют люди!

Зреет вишенье в нашем краю,

Зреет вишенье — время такое.

Где-то песню запели твою,

Где-то песню запели твою,

И она не дает мне покоя.

Бьют источники в нашем краю,

Струйки встретятся в речке поспешной.

Предпочла я блаженству в раю,

Предпочла я блаженству в раю

Страсть твою на земле этой грешной.

Шапку русскую снега белей

Носишь ты, с головы не снимая, —

Среди шапок аульских парией,

Серых шапок аульских парней,

Как вершина она снеговая.

Ты идешь, как чужой человек,

Смотришь в сторону, смотришь несмело.

Словно камень, упавший на снег,

Словно камень, упавший на снег,

Мое сердце к тебе охладело.

***

«Склон горы лесист и крут…»

Склон горы лесист и крут,

Там живут маралы.

Мне покоя не дают

Губ твоих кораллы.

Милый, сыпь на рану соль,

Не давай покоя.

У меня на сердце боль.

У тебя — другое.

Я зову, а ты притих,

Не живу я — маюсь,

Я любовь в глазах твоих

Прочитать стараюсь.

Далеко к тебе ходить —

Важная ты птица.

Лучше нищего любить —

Сам он постучится.

Постучится нищий к нам

И замрет в молчанье,

Сердце я ему подам,

Словно подаянье.

***

АЙЖАЯК

Деревья цветут в середине весны,

А позднею осенью будут черны.

Я цвел — не болел, а теперь седины

В кудрях моих много, моя Айжаяк.

Деревья цветут в середине весны.

Стоят у калитки твоей скакуны.

Скажи, что тебе женихи не нужны,

Гони их с порога, моя Айжаяк.

Куда бы нам скрыться, куда бы уйти,

Чтоб к нам не нашли никогда бы пути,

Чтоб век не смогла нас беда бы найти, —

Где счастья дорога, моя Айжаяк?

Моя Айжаяк, у твоих ли ворот

Соперник стоит, не меня ли он ждет?

Ужель у меня он тебя отберет,

Моя недотрога, моя Айжаяк?

Ну что ж, что белеет моя голова, —

Хоть стар я, но знаю такие слова,

Что вновь молодою ты станешь, вдова,

Моя недотрога, моя Айжаяк.

Нет льда холоднее, чем в озере лед.

Нет меда вкуснее, чем липовый мед.

Всех лучше из тех, кто на свете живет,

По милости бога, моя Айжаяк.

Эй, кто еще, кто еще в нашем краю

С надеждой глядит на невесту мою?

Я стар, но за счастье свое постою.

Что смотришь ты строго, моя Айжаяк?

***

ПЕСНЯ О МАЖИРЕ

Ой, Мажир, Мажир удалой,

Человек городской Мажир.

Ой, у нашей Абат молодой

Отнял сон и покой Мажир.

Много было на скачках коней, —

Кто сравнится с гнедым конем?

Всех красивей и всех стройней

Был Мажир, скакавший на нем.

Каракетовский сын, опять

Брызжет с губ твоих горький яд.

У Мажира ты хочешь отнять

Дорогую его Абат.

Много делал ты людям зла,

Причинил нам немало бед.

Будешь ты за свои дела

Перед миром держать ответ.

Сюлемен, каракетовский сын,

За Мажира идет Абат.

Что ж ты, парень, стоишь один,

Что ж ты, парень, потупил взгляд?

Что же ты не спешишь туда,

Где с невестой сидит жених?

Каракетовский сын, вода

Утекла от мельниц твоих.

***

ПУСТЬ ГОРЫ СТАНУТ НИЖЕ

Хоть ты, куропатка, легка,

Да не улетишь в облака.

Увидела б с луга

Я милого друга,

Да больно гора высока.

За ту снеговую гряду

Мой милый ушел, на беду.

Пошла бы я следом,

Да край мне неведом,—

Дороги, боюсь, не найду.

Тебе я тачала башлык.

Не мал он тебе, не велик.

С грузинкой богатой

Забудешь меня ты,

И так от меня ты отвык.

Мне быть бы копьем золотым,

Конем бы твоим боевым.

Вернись же, мой милый,

Чтоб встать над могилой

И плакать над прахом моим.

Дареный платок у меня,

От слез он намок у меня.

Меня не пригреют

И не пожалеют, —

Любимый далек от меня.

Намок мой платочек давно.

Повешу сушить на окно.

От зла и коварства

Ищу я лекарство.

Да есть ли на свете оно?

***

КАМНИ ПЛАЧУТ

Платье я надевала

Всё в цветах, словно сад.

Было сладким начало,

А конец горьковат,

А конец горьковат.

Даже камни, что двор наш

Окружают стеной,

В день печальный и черный

Плачут вместе со мной,

Плачут вместе со мной.

Я тебя вспоминаю —

И темнеет в глазах,

Я в горах зарыдаю —

Плачут камни в горах,

Плачут камни в горах.

Стала немощней тени

Я, лишенная сил.

Тем пусть счастье изменит,

Кто любви изменил,

Кто любви изменил.

Боже, боже, я знаю,

Прав и праведен ты.

Почему ж я страдаю

От твоей правоты,

От твоей правоты?

Брови, брови чернели, —

Я могла ль не взглянуть?

Брови, брови чернели,

Чтоб меня обмануть,

Чтоб меня обмануть.

Брови, брови чернели,—

А теперь как мне жить?

Брови, брови чернели,

Чтоб меня погубить,

Чтоб меня погубить.

Люди много болтают,

Я насмешки терплю, —

Все теперь уже знают,

Как тебя я люблю,

Как тебя я люблю.

Встанут братья с ножами —

Поступлюсь я семьей.

Встанут горы меж нами —

Обернусь я змеей,

Обернусь я змеей.

Дни я плачу и ночи,

А тебе невдомек.

Делай, милый, что хочешь,

Что велит тебе бог,

Что велит тебе бог.

Пусть письмо воротилось —

Я и это стерплю.

Может, я провинилась

Тем, что слишком люблю,

Тем, что слишком люблю?

Вижу в зеркале злую

И худую себя.

Я люблю, всё прощу я, —

Бог простит ли тебя,

Бог простит ли тебя?

Быть в краю нам далеком,

Где и рай, где и ад,

Но и там, мой жестокий,

Нас с тобой разлучат,

Нас с тобой разлучат.

Я за муки, конечно,

В светлый рай попаду,

Мой любимый, мой грешный,

Пропадешь ты в аду,

Пропадешь ты в аду.

***

ДАЙ ПОСМОТРЕТЬ

«Отвори мне дверь скорей, —

Говорю, —

На красу ресниц, бровей

Посмотрю!»

«Ты ль бровей моих, ресниц

Не видал?

Ты ль не видел крыльев птиц

Между скал?»

«Подними дверной крючок, —

Говорю, —

На глаза твои разок

Посмотрю».

«Ты ль моих не видел глаз

Красоты?

Вишни спелые не раз

Видел ты!»

«Подними дверной крючок, —

Говорю, —

На твой тонкий стан разок

Посмотрю!»

«Что мой стан! С тобой беда,

Дуралей.

Ты ль не видел никогда

Тополей?»

***

ДУША ТВОЯ

Ой, рубашка твоя голуба,

Ой, рука у тебя груба.

Неужели в тебе ни малости

Нету жалости, нету жалости?

Ой, душа твоя холодит, —

Ой, не лед ли она, не гранит?

Ой, душа твоя холодит, —

Ой, не лед ли она, не гранит?

Но и лед от жары расплавится,

Разобьется гранит, коль ударится.

Ты душой не гранит и не лед —

И ничто тебя не берет.

На ремне твоем пряжка была.

Я, бедняжка, тебя избрала.

Ой, я глупая, неумелая,

Как посмела я, что наделала,—

Ведь хороший ты только на вид,

А душа твоя холодит!

Ой, сосуд на краю стола,

Ой, из меди он и стекла!

Если, брошенная и немилая,

Раньше срока сойду в могилу я,

Будет гнаться всю жизнь за тобой

Из могилы мой голос живой.

***

КУЛИНА

Эй, Кулина, что нужно тебе?

Смотри, мои кони скоры.

В городе нынче душно тебе, —

Садись, повезу тебя в горы!

В доме большом сидишь ты, молчишь,

На мир глядишь, как тигрица.

Кликну тебя — ко мне прибежишь,

И гордость твоя смирится.

С пасеки нашей меду к весне

Сберег я бочонок немалый.

Смерть — над плечом, орел — в вышине,

Мечты наши выше, пожалуй.

Нынче я оседлаю коня,

Помчусь я быстрее пули.

Можешь ли день прожить без меня?

Я без тебя могу ли?

***

ПАРЕНЬ В ПАПАХЕ

В час вечерний тебя я встречала,

О тебе я шептала сквозь сон,

Пел ты песни не хуже, бывало,

Чем у наших господ граммофон.

Мне свиданье с тобой обещали,—

Сердце птицей запело мое,

Не солгали, тебя показали —

Распростертое тело твое.

Приходил ты — и солнце всходило,

Уходил — заходило оно.

Нет, тебя не вино погубило —

Люди яд подмешали в вино.

Как ждала я тебя, как любила!

И чтоб нас не настигла беда,

Я тебя не по имени, милый, —

Парнем в серой папахе звала.

Я просила тебя, говорила:

«Образумься, беги ото зла!»

Больше жизни тебя я любила,

Но тебя и любовь не спасла.

***

АРОБЩИК

Идут по дороге быки.

Колеса скрипят на ходу.

Скрипят и мои башмаки.

Я вслед за арбою иду.

Дорога в пыли, как в дыму.

Спешит мой аробщик вперед.

Я, может, бы села к нему,

Но милый меня не берет.

Я к речке спустилась одна.

Что делать мне с жизнью такой?

Аробщику я не нужна.

Никто мне не нужен другой.

Я вдаль на дорогу смотрю,

Но он не спешит, как назло.

Вернется — ему подарю

Кольцо, чтоб в пути берегло.

Я век не ждала бы, как жду,

Я век бы жила не любя.

Зачем я, себе на беду,

Аробщик, узнала тебя?

Искал ты меня и робел.

А я не стремилась к тебе.

Чего ж ты ко мне охладел,

Когда я открылась тебе?

Ты был мне сначала не мил,

Красивый аробщик с арбой,

Два года за мной ты ходил, —

Теперь я хожу за тобой,

Хожу за твоею арбой.

***

СКОЛЬКО ЗВЕЗД НА НЕБЕСАХ

Сколько звезд на небесах,

Столько слез в моих глазах!

Ни за что болезнью тяжкой

Наградил меня аллах.

Та болезнь стара, как свет:

Я люблю, а милый — нет.

Нет лекарства от коварства,

Чахну я во цвете лет.

В горы тянутся стада.

Ты туда, а мне куда?

Для тебя любовь — забава,

Для меня любовь — беда.

Бурку вижу я твою,

Ты идешь, а я стою.

Что ж ты взглядом не подаришь

Одинокую свою?

Я стою, а ты идешь.

Я молчу, а ты поешь.

Или ты завел другую,

Иль поверил в чью-то ложь?

Родники звенят в тиши.

Сокол ясный, не спеши.

Ой, любовь мне не для счастья —

Для погибели души.

***

ТЫ ВХОДИШЬ НЕ ЗДОРОВАЯСЬ

Свой пояс с пряжкой новою

Я затянуть стараюсь.

Ты входишь не здороваясь,

Уходишь не прощаясь.

Зачем меня ты мучаешь,

Как пойманную птицу?

Или нашел ты лучшую?

Да чтоб ей подавиться!

Ой, бахрома болтается,—

Шаль у меня такая.

Иные улыбаются,

А я сижу рыдая.

Свой поясок на талии

Я затяну потуже.

Ты не один в Балкарии,

Другие есть — не хуже.

Мила ль твоя красавица,

Ее красиво ль имя?

Смотри и ты, коль нравится,

Как я хожу с другими.

На речке намочила я

Край шелкового платья.

Любовь тебе дарила я —

Прими теперь проклятья.

О нет, пусть я постылая,

Но я ходила в милых…

Того, кого любила я,

Я проклинать не в силах.

***

Я ЖДУ ТЕБЯ

Грустно мне день-деньской одной.

Шью и шью, а зачем — не знаю.

Где бы ни был ты, мой родной,

Я всегда тебя ожидаю.

Всё ль папаха твоя бела

Иль давно уже износилась?

Я такая же, как была,

Ты такой ли, скажи на милость?

Туфли, туфли на каблуках.

Побежать бы — боюсь споткнуться.

Я внизу, ты — олень в горах.

До тебя мне не дотянуться.

Мой олень, плохо дело мое:

Я не лань, ты бежишь не за мною.

От любви тает тело мое,

Словно снег на лугу весною.

Говорят мне, что ты в пути,

Наверху, где быстры косули.

От меня ты сумел уйти, —

Я уйти от себя смогу ли?

***

ДЕВУШКИ ЛЮБЯТ ПАРНЕЙ

На поляне — посмотри —

Траву косят косари.

Матери девиц влюбленных

Спят — спасибо — до зари.

Над поляною вдали

Пролетели журавли.

Мы бы жили — не тужили, —

Злые люди развели.

Я с ведром иду опять

К роднику воды набрать.

Я давно была бы с милым, —

Не велят отец и мать.

По дороге, по стерне

Скачет всадник на коне.

Если б так же торопился

Мой возлюбленный ко мне!

Говорит у нас народ:

«Низок ствол, да сладок плод».

Этот невысокий парень

Мне покоя не дает.

На коня мой ухажер

Сел, как ворон на забор.

Почему его любила

И люблю я до сих пор?

Ой, на склонах, как всегда,

По траве бредут стада.

Я подружку попросила

Милого позвать сюда.

В казане варю еду,

На огне варю и жду.

Если влюбится счастливый,

То не попадет в беду.

По полю пойдет мой друг,

В лес пойдет, пойдет на луг.

Всё успеет, — лишь со мною

Повидаться недосуг.

Я гляжу на белый свет.

Солнце было — солнца нет.

С кем и как, я не скажу вам,

Встречу нынешний рассвет.

***

ВБЛИЗИ БИЙЧЕСАНА ГРОМ ГРОМЫХНУЛ

Вблизи Бийчесана гром громыхнул,

И над Бургустаном сгустился туман.

Мой милый уехал в далекий аул,—

С кем пляшет сегодня он, весел и пьян?

Неделя прошла, но вестей он не шлет.

Неделя прошла, а мне кажется — год.

Неделя прошла, я стою у ворот,

Вторая проходит, а он не идет.

Назвал меня милой — я ввысь вознеслась,

А стала постылой — упала на дно.

Бывало, певала, пускалась я в пляс,

Порхала, цвела, да увяла давно.

Пропала иголка, упала и нет.

Искала без толку, устала искать.

Мне хочется, девушки, дать вам совет:

О том, что туманно, не надо мечтать.

От льда векового вершина бела.

Хоть солнце и греет, да мало тепла.

Тебя я любила, сгорела дотла,

А льда твоего растопить не могла.

***

ПЕСНЯ О ЮНОШЕ НАНЫКЕ

Всадник, всадник, скажи на милость,

Что не едет домой Нанык?

Ой, звезда моя закатилась:

Ты сказал мне, где мой Нанык.

С тех лугов у реки глубокой

Не воротится милый мой.

Только пес его одинокий

Прибежит на заре домой.

У меня жениха не будет,

Не найти мне могилы его.

На заре принесут мне люди

Только косу и вилы его.

Стать бы рыбкою золотою,

Головою коснуться дна.

Лучше мертвой я буду с тобою,

Чем живой на земле одна.

Стать залетной горлинкой мне бы,

Чтобы эти покинуть края,

Скрыться, птицею взвиться бы в небо,

Где, мой милый, душа твоя.

Для чего, о скажи на милость,

Всадник, ты отозвался на крик?

Я не знала бы, что случилось,

И ждала б, что вернется Нанык.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


%d такие блоггеры, как: