ЗАСТОЛЬНЫЕ ПЕСНИ

Застольные песни

Русское застолье невозможно без песен. Их существует великое множество.

Мы подобрали для вас песни и частушки для любого случая и настроения — и веселые, и грустные, озорные. Пойте на здоровье!

ПЕСНИ, КОТОРЫЕ ВЫ НАЙДЕТЕ НА ЭТОЙ СТРАНИЦЕ

  • «Когда я на почте служил ямщиком…»
  • «Черный ворон, черный ворон…»
  • «Что стоишь, качаясь…»
  • «Всю-то я Вселенную проехал…»
  • «Летят утки и два гуся…»
  • «Меж крутых бережков…»
  • «Весной Волга разольется…»
  • «Вдоль да по речке…»
  • «Шумел камыш, деревья гнулись…»
  • «На муромской дороге…»
  • «Когда б имел златые горы…»
  • «Окрасился месяц багрянцем…»
  • «По Дону гуляет…»
  • «Вдоль по Питерской…»
  • «Калинка, калинка, калинка моя…»
  • «Во поле береза стояла…»
  • «Вечерний звон, вечерний звон…»
  • «Выйду на улицу — солнца нема…»
  • «Раз возвращаюсь домой я к себе…»
  • «Очаровательные глазки…»
  • «Как грустно, туманно кругом…»
  • «Светит месяц, светит ясный…»
  • «Он говорил мне…»
  • «Не грусти, мой свет, мне грустно…»
  • «По горам, по горам…»
  • «Ах! когда б я прежде знала…»
  • «Не пробуждай, не пробуждай…»
  • «Скучно, матушка, мне сердцем…»
  • «В час роковой, когда встретил тебя…»
  • «В том саду, где мы с вами…»
  • «Вернись, я все прощу…»
  • «Напилася я пьяна…»
  • «За окном в тени мелькает…»
  • «На речке, на речке…»
  • «Виновата ли я, виновата ли я…»
  • «Я любила его…»
  • «Растет, цветет черемуха…»
  • «Что ты жадно глядишь на дорогу…»
  • «Из-за острова на стрежень…»
  • «Ой, полна, полна коробушка…»
  • «У церкви стояли кареты…»
  • «Тройка мчится, тройка скачет…»
  • «На заре ты ее не буди…»
  • «Я о прошлом теперь не мечтаю…»
  • «— Миленький ты мой…»
  • «Восток зарей окутан…»
  • «Сокрушилося сердечко…»
  • «Погубили меня…»
  • «Ах вы, сени мои, сени…»
  • «Если б я была цыганка…»
  • «Как хотела меня мать…»
  • «Зачем тебя я, милый мой, узнала…»
  • «Вам не понять моей печали…»
  • «Ничего мне на свете не надо…»
  • «Полюби меня…»
  • «Не корите меня, не браните…»
  • «Ах, зачем эта ночь…»
  • «Обними, поцелуй…»
  • «Милая, ты услышь меня…»
  • «Хасбулат удалой…»
  • «Ой, то не вечор, то ли не вечор…»
  • «Эх, яблочко, да на тарелочке…»
  • «Я милого узнаю по походке…»

***

«Когда я на почте служил ямщиком…»

Когда я на почте служил ямщиком,
Был молод, имел я силенку,
И крепко же, братцы, в селенье одном
Любил я в ту пору девчонку.

Сначала я в этом не видел беды,
Потом задурил не на шутку:
Куда ни поеду, куда ни пойду —
Все к милой сверну на минутку.

И любо оно, да покоя-то нет,
А сердце щемит все сильнее…
Однажды начальник дает мне пакет:
Свези, мол, на почту живее.

Я принял пакет и скорей на коня,
И по полю вихрем помчался,
А сердце щемит да щемит у меня,
Как будто с ней век не видался…

И что за причина? Понять не могу, —
А ветер так воет тоскливо…
И вдруг словно замер мой конь на бегу
И в сторону смотрит пугливо…

Забилося сердце сильней у меня,
И глянул вперед я в тревоге.
Затем соскочил с удалого коня
И вижу я труп на дороге!

А снег уж совсем ту находку занес,
Метель так и пляшет над трупом,
Разрыл я сугроб — да и к месту прирос,
Мороз заходил под тулупом.

Под снегом-то, братцы, лежала она!
Закрылися карие очи…
Налейте, налейте скорее вина,
Рассказывать больше нет мочи!

***

 «Черный ворон, черный ворон…»

 
Черный ворон, черный ворон,
Что ты вьешься надо мной?
Ты добычи не добьешься,
Черный ворон, я не твой!

Что ты когти распускаешь
Над моею головой?
Иль добычу себе чаешь?
Черный ворон, я не твой!

Завяжу смертельну рану
Подаренным мне платком,
А потом с тобой я стану
Говорить все об одном.

Полети в мою сторонку,
Скажи Машеньке моей,
Ты скажи моей любезной,
Что за родину я пал.

Отнеси платок кровавый
Милой любушке моей,
Ты скажи — она свободна,
Я женился на другой.

Взял невесту тиху-скромну
В чистом поле под кустом.
Обвенчальна была сваха —
Сабля вострая моя.

Калена стрела венчала
Среди битвы роковой.
Вижу, смерть моя приходит
Черный ворон, я не твой!

***

 «Что стоишь, качаясь…»

Что стоишь, качаясь,
Тонкая рябина,
Головой склоняясь
До самого тына?

А через дорогу,
За рекой широкой,
Так же одиноко
Дуб стоит высокий.

Как бы мне, рябине,
К дубу перебраться?
Я б тогда не стала
Гнуться и качаться.

Тонкими ветвями
Я б к нему прижалась
И с его листами
День и ночь шепталась…

Но нельзя рябине
К дубу перебраться, —
Знать мне, сиротине,
Век одной качаться.

 ***

 «Всю-то я Вселенную проехал…»

 
Всю-то я Вселенную проехал,
Нигде милой не нашел.
Я в Россию возвратился,
Сердцу слышится привет.

Где ж ты, светик, дорогая?
Сердцу весточку подай.
Где ж вы, очи голубые,
Где ж ты, прежняя любовь?

Где ж вы, очи голубые,
Где ж ты, прежняя любовь?
Ты заслышь мой голосочек,
Разлюбезная моя,

За твои за глазки голубые
Всю Вселенную отдам!
За твои за глазки голубые
Всю Вселенную отдам!

***

«Летят утки и два гуся…»
 
Летят утки и два гуся,
Кого люблю — не дождуся.

Я влюбилась, молодая,
Знать, судьба моя такая.
Мил уехал за Воронеж,
Теперь его не воротишь.

Ой, как трудно — расстаются:
Глазки смотрят — слезы льются.

Летят утки и два гуся,
Кого люблю — не дождуся.

***

 «Меж крутых бережков…»

Меж крутых бережков
Волга-речка течет,
А на ней по волнам
Легка лодка плывет.

В ней сидел молодец,
Шапка с кистью на нем,
Он с веревкой в руках
Волны резал веслом.

Он по бережку плыл,
Лодку вмиг привязал,
Сам на берег взошел,
Соловьем просвистал.

А на береге том
Высок терем стоял,
В нем красотка жила,
Он ее вызывал.

Ночку всю пировал
С ненаглядной душой,
Утром рано с зарей
Возвращался домой.

Муж красавицы был
Воевода лихой.
Молодца повстречал
В том саду под рекой.

Долго бились они
На крутом берегу,
Не хотел уступать
Воевода врагу.

Волга в волны свои
Молодца приняла.
По реке по волнам
Шапка с кистью плыла.

***

 «Весной Волга разольется…»

Весной Волга разольется,
Волга матушка-река,
А сердечушко забьется,
Заливает берега.

Сирень цветет,
Не плачь, придет…
Ой, Коля, грудь больно,
Любила — довольно.

С горя девка слезы ронит,
Волга матушка-река,
А от песни Волга стонет,
Заливает берега.

Сирень цветет,
Не плачь, придет…
Ой, Коля, грудь больно,
Любила — довольно.

Кто колечко мое носит,
Волга матушка-река.
Лихорадка того бросит,
Заливает берега.

Сирень цветет,
Не плачь, придет…
Ой, Коля, грудь больно,
Любила — довольно.

Она моя сладка вишня,
Волга матушка-река,
Запоет — далеко слышно,
Заливает берега.

Сирень цветет,
Не плачь, придет…
Ой, Коля, грудь больно,
Любила — довольно.

Речка встанет, пойду по льду,
Волга матушка-река,
Милый бросит — новых найду,
Заливает берега.

Сирень цветет,
Не плачь, придет…
Ой, Коля, грудь больно,
Любила — довольно.

Сошью платье из батиста,
Волга матушка-река,
Полюблю я гармониста,
Заливает берега.

Сирень цветет,
Не плачь, придет…
Ой, Коля, грудь больно,
Любила — довольно.

***

 «Вдоль да по речке…»

Вдоль да по речке,
Вдоль да по Казанке
Серый селезень плывет.

Вдоль да по бережку,
Вдоль да по крутому
Добрый молодец идет.

Сам он со кудрями,
Сам он со русыми
Разговаривает:

«Кому мои кудри,
Кому мои русы
Достанутся расчесать?!»

***

 «Шумел камыш, деревья гнулись…»

Шумел камыш, деревья гнулись,
А ночка темная была.
Одна возлюбленная пара
Всю ночь гуляла до утра.

А поутру они вставали,
Кругом помятая трава,
Да не одна трава помята,
Помята молодость моя.

Придешь домой, а дома спросят:
«Где гуляла, где была?»
А ты скажи: «В саду гуляла,
Домой тропинки не нашла».

А если дома ругать будут,
То приходи опять сюда…
Она пришла: его там нету,
Его не будет никогда.

Она глаза платком закрыла
И громко плакать начала:
«Куда ж краса моя девалась?
Кому ж я счастье отдала?»

Шумел камыш, деревья гнулись,
А ночка темная была.
Одна возлюбленная пара
Всю ночь гуляла до утра.

***

 «На муромской дороге…»

На муромской дороге
Стояли три сосны.
Прощался со мной милый
До будущей весны.

Он клялся и божился
Одну меня любить,
На дальней на чужбине
Одною мною жить.

Сел на коня, умчался
В широкую он даль,
Оставил мне на сердце
Тоску лишь да печаль.

И вот мне сон приснился,
Такой престрашный сон:
Мой миленький женился,
Нарушил клятву он.

И я над сном смеялась
При свете ярком дня —
Не может того сбыться,
Чтоб мил забыл меня.

Но вскоре сон мой сбылся,
И раннею весной
Мой милый возвратился
С красавицей женой.

Я у ворот стояла,
Когда он проезжал.
Меня в толпе народа
Он взглядом отыскал.

Увидел мои слезы,
Глаза вниз опустил —
Наверно, догадался,
Что юность погубил.

Пойду я в чисто поле,
Там реченька течет.
В холодные объятья
Она меня возьмет.

Когда меня достанут
С того речного дна,
Тогда злодей узнает,
Что клятве я верна.

***

 «Когда б имел златые горы…»

«Когда б имел златые горы,
И реки, полные вина:
Все отдал бы за ласки, взоры,
Чтоб ты владела мной одна!

Не упрекай несправедливо,
Скажи всю правду ты отцу.
Тогда свободно и счастливо,
С молитвой мы пойдем к венцу.

Ах, не твою ль, голубка, руку
Просил я у него не раз.
Но он не понял мою муку,
И дал жестокий мне отказ».

«Ну как же, милый, я покину
Семью родную и страну?
Ведь ты уедешь на чужбину
И бросишь там меня одну».

Умчались мы в страну чужую,
А через год он изменил.
Забыл он клятву роковую,
Когда другую полюбил.

А мне сказал, стыдясь измены:
«Ступай обратно в дом отца.
Оставь, Мария, мои стены»,
И проводил меня с крыльца.

Когда б имел златые горы,
И реки, полные вина:
Все отдал бы за ласки, взоры,
Чтоб ты владела мной одна!

***

 «Окрасился месяц багрянцем…»

Окрасился месяц багрянцем,
Где волны шумели у скал.
— Поедем, красотка, кататься,
Давно я тебя поджидал.

— Я еду с тобою охотно,
Я волны морские люблю.
Дай парусу полную волю,
Сама же я сяду к рулю.

— Ты правишь в открытое море,
Где с бурей не справиться нам.
В такую шальную погоду
Нельзя доверяться волнам.

— Нельзя? Почему ж, дорогой мой?
А в прошлой, минувшей судьбе,
Ты помнишь, изменник коварный,
Как я доверялась тебе?

И это сказавши, вонзила
В грудь ножик булатный ему.
Сама с обессиленным сердцем
Нырнула в морскую волну.

Всю ночь волновалося море,
Кипела морская волна,
А утром качались на волнах
Лишь щепки того челнока.

Окрасился месяц багрянцем,
Где волны шумели у скал.
— Поедем, красотка, кататься,
Давно я тебя поджидал.

***

 «По Дону гуляет…»

По Дону гуляет,
По Дону гуляет,
По Дону гуляет
Казак молодой,

А там дева плачет,
А там дева плачет,
А там дева плачет
Над быстрой рекой,

— О чем, дева, плачешь?
О чем, дева, плачешь?
О чем, дева, плачешь,
О чем слезы льешь?

— А как мне не плакать,
А как мне не плакать?
А как мне не плакать,
Слез горьких не лить?

Цыганка гадала,
Цыганка гадала,
Цыганка гадала,
За ручку брала:

«Утонешь ты, дева,
Утонешь ты, дева,
Утонешь ты, дева,
В день свадьбы своей,

Поедешь венчаться,
Поедешь венчаться,
Поедешь венчаться —
Обрушится мост».

По Дону гуляет,
По Дону гуляет,
По Дону гуляет
Казак молодой.

А дева, а дева —
Под мутной водой,
А дева, а дева —
Под мутной водой.

***

 «Вдоль по Питерской…»

Вдоль по Питерской,
По Тверской-Ямской,
По Тверской-Ямской
С колокольчиком

Едет миленький,
Да сам на троечке,
Едет, лапушка,
Во поддевочке.

Во пиру я была,
Во беседушке.
Я не мед там пила,
Да сладку водочку.

Сладку водочку,
Все наливочку.
Я пила, молода,
Из полуведра.

Не лед трещит,
Не комар пищит —
Это кум до кумы
Судака тащит.

Эх, кумушка,
Да ты, голубушка,
Свари, кума, судака,
Чтобы юшка была.

Эх, юшечка
Да с петрушечкой,
Поцелуй же меня,
Кума душечка!

***

«Калинка, калинка, калинка моя…»

Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя.
Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя.

Ах, под сосною, под зеленою,
Спать положите вы меня.
Ай, люли-люли, ай, люли-люли,
Спать положите вы меня.

Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя.
Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя.

Ах, сосенка зеленая,
Не шуми ты надо мной.
Ай, люли-люли, ай, люли-люли,
Не шуми ты надо мной.

Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя.
Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя.

Ах, красавица, душа-девица,
Полюби же ты меня!
Ай, люли-люли, ай, люли-люли,
Полюби же ты меня.

Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя.
Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя.

***

 «Во поле береза стояла…»

Во поле береза стояла,
Во поле кудрявая стояла,
Люли, люли, стояла.

Некому березу заломати,
Некому кудряву заломати,
Люли, люли, заломати.

Я пойду, пойду, погуляю,
Белую березу заломаю,
Люли, люли, заломаю.

Срежу я с березы три пруточка,
Сделаю из них я три гудочка,
Люли, люли, три гудочка.

Четвертую балалайку,
Пойду я на новые сени,
Люли, люли, на сени.

Стану в балалаечку играти,
Стану я милого будити.
Люли, люли, будити.

Встань ты, мой милый, проснися,
Ты, душа моя, пробудися,
Люли, люли, пробудися.

Пойдем в терем веселиться,
Пойдем в терем веселиться,
Люли, люли, веселиться.

***

 «Вечерний звон, вечерний звон…»
 
Вечерний звон, вечерний звон!
Как много дум наводит он

О юных днях в краю родном,
Где я любил, где отчий дом.

И как я, с ним навек простясь,
Там слушал звон в последний раз!

Уже не зреть мне светлых дней
Весны обманчивой моей!

И сколько нет теперь в живых
Тогда веселых, молодых!

И крепок их могильный сон;
Не слышен им вечерний звон.

Лежать и мне в земле сырой!
Напев унывный надо мной

В долине ветер разнесет;
Другой певец по ней пройдет.

И уж не я, а будет он
В раздумье петь вечерний звон!

***

 «Выйду на улицу — солнца нема…»

Выйду на улицу — солнца нема,
Девки молодые свели меня с ума,
Выйду на улицу, гляну за село —
Девки гуляют, и мне весело.

Матушка родная, дай воды холодной —
Сердце мое прямо кидает в жар.
Раньше я гуляла в зеленом саду,
Думала, на улицу век не пойду!

А теперь под вечер аж пятки горят —
Ноженьки резвые в пляску хотят.
Я пойду на улицу, к девкам пойду.
Голосом звонким я им подпою.

Матушка, слышишь, соловушка поет,
А там под горою пляска идет,
Девки голосистые звонко поют,
Мне, молоденькой, спать не дают.

***

 «Раз возвращаюсь домой я к себе…»

Раз возвращаюсь домой я к себе:
Улица странною кажется мне.

Левая, правая где сторона?
Улица, улица, ты, брат, пьяна…

И фонари так неясно горят,
Смирно на месте никак не стоят,

Так и мелькают туда и сюда.
Эх! Да вы пьяные все, господа!

Левая, правая где сторона?
Улица, улица, ты, брат, пьяна…

Ты что за рожи там, месяц, кривишь,
Глазки прищурив, так странно глядишь?

Лишний стаканчик хватил, брат, вина?
Стыдно тебе — ведь уж ты старина.

Левая, правая где сторона?
Улица, улица, ты, брат, пьяна…

***

 «Очаровательные глазки…»

Очаровательные глазки,
Очаровали вы меня.
В вас столько жизни, столько ласки,
В вас столько страсти и огня.

С каким восторгом я встречаю
Твои прелестные глаза,
Но я в них часто замечаю —
Они не смотрят на меня.

Я опущусь на дно морское
И поднимусь под облака,
Я все отдам тебе земное,
Лишь только ты люби меня.

Я пережил все муки ада
И до сих пор еще терплю.
Мне ненавидеть тебя надо,
А я, безумный, все люблю.

***

 «Тройка мчится, тройка скачет…»

Тройка мчится, тройка скачет,
Рвется снег из-под копыт,
Колокольчик звонко плачет,
То хохочет, то звенит.

Еду, еду,
Еду к ней,
Еду к любушке
Своей.

Кто сей путник и отколе
И далек ли путь ему?
По неволе иль по воле
Мчится он в ночную тьму?

Еду, еду,
Еду к ней,
Еду к любушке
Своей.

Вот вдали село большое,
Сразу ожил мой ямщик,
Песней звонкой, удалою
Залился он в тот же миг.

Еду, еду,
Еду к ней,
Еду к любушке
Своей.

Тпру! И тройка вдруг осела
У знакомого крыльца,
Красна девица влетела
И целует молодца.

Еду, еду,
Еду к ней,
Еду к любушке
Своей.

***

 «На заре ты ее не буди…»

На заре ты ее не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка ее горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут от плеча
Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру
Долго, долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистел соловей,
Все бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит,
Не буди ж ты ее, не буди,
На заре она сладко так спит!

***

 «Я о прошлом теперь не мечтаю…»

Я о прошлом теперь не мечтаю,
И мне прошлого больше не жаль
Только много и много напомнит
Эта темно-вишневая шаль.

В этой шали я с ним повстречалась,
И любимой меня он назвал,
Я стыдливо лицо закрывала,
А он нежно меня целовал!

Говорил мне: «Прощай, дорогая,
Расставаться с тобою мне жаль.
Как к лицу тебе, слышишь, родная,
Эта темно-вишневая шаль!»

Я о прошлом уже не мечтаю,
Только сердце затмила печаль,
И я молча к груди прижимаю
Эту темно-вишневую шаль.

***

 «— Миленький ты мой…»

— Миленький ты мой,
Возьми меня с собой!
Там, в краю далеком,
Буду тебе женой.

— Милая моя,
Взял бы я тебя,
Но там в краю далеком,
Есть у меня жена.

— Миленький ты мой,
Возьми меня с собой!
Там в краю далеком
Буду тебе сестрой.

— Милая моя,
Взял бы я тебя.
Но там, в краю далеком,
Есть у меня сестра.

— Миленький ты мой,
Возьми меня с собой!
Там, в краю далеком,
Буде тебе чужой.

— Милая моя,
Взял бы я тебя.
Но там, в краю далеком,
Чужая мне не нужна.

***

 «Как хотела меня мать…»

Как хотела меня мать
Да за первого отдать,
А тот первый — он да неверный,
Ой, не отдай меня мать.
А тот первый — он да неверный,
Ой, не отдай меня мать.

Как хотела ж меня мать
Да за другого отдать,
А тот другий ходит за подругой,
Ох, не отдай меня мать.
А тот другий ходит за подругой,
Ой, не отдай меня мать.

Как хотела ж меня мать
Да за третьего отдать,
А тот третий — что в поле ветер,
Ой, не отдай меня мать.
А тот третий — что в поле ветер,
Ой, не отдай меня мать.

Как хотела меня мать
За четвертого отдать,
А четвертый — ни живой, ни мертвый,
Ох, не отдай меня мать.
А четвертый — ни живой, ни мертвый,
Ох, не отдай меня мать.

Как хотела меня мать
Да за пятого отдать,
А тот пятый — пьяница проклятый,
Ох, не отдай меня мать.
А тот пятый — пьяница проклятый,
Ох, не отдай меня мать.

Как хотела меня мать
Да за шестого отдать,
А тот шестый — мал да недорослый,
Ой, не отдай меня мать,
А тот шестый — мал да недорослый,
Ой, не отдай меня мать.

Как хотела меня мать
Да за семого отдать,
А тот семый — пригожий да веселый,
Он не схотел меня брать.
А тот семый — пригожий да веселый,
Он не схотел меня брать.

***

«Зачем тебя я, милый мой, узнала…»

Зачем тебя я, милый мой, узнала,
Зачем ты мне ответил на любовь?
Ах, лучше бы я горюшка не знала,
Не билось бы сердечко мое вновь.
Терзаешь ты сердечко молодое,
Тебя твоя зазнобушка зовет.
Проходит только время золотое —
Зачем же ты, желанный, не идешь?
Я жду — и вот приходит долгожданный,
Целует, нежно за руку берет.
Ах, милый друг, мой нежный друг, желанный…
И сердце песню радости поет.

***

 «Вам не понять моей печали…»

Вам не понять моей печали,
Когда, растерзаны тоской,
Надолго вдаль не провожали
Того, кто властвует душой!
Того, кто властвует душой!
Вам не понять, вам не понять,
Вам не понять моей печали!
Вам не понять моей печали,
Когда в очах, вам дорогих,
Холодности вы не читали,
Презренья не видали в них.
Вам не понять моей печали!
Вам не понять, вам не понять,
Вам не понять моей печали!
Вам не понять моей печали,
Когда трепещущей рукой,
В порывах гнева не сжигали
Письма подруги молодой.
Вам не понять моей печали!
Вам не понять, вам не понять,
Вам не понять моей печали!

***

«Ничего мне на свете не надо…»

Ничего мне на свете не надо,
Я готов все отдать, полюбя.
Мне осталась одна лишь отрада —
Баловать и лелеять тебя.

Я внимательно слушаю сказки,
Их из уст твоих жадно ловлю.
Я смотрю на лазурные глазки
И хочу говорить, что люблю.

Я люблю тебя крепко, голубка,
Для меня ты дороже всего.
Я люблю твои алые губки
И улыбку лица твоего.

Я люблю твою косу густую,
Так люблю, что сказать нет и слов.
Дай хоть раз я тебя поцелую,
И тогда умереть я готов.

***

 «Полюби меня…»

Полюби меня,
Красна девица,
Не томи меня,
Добра молодца.

Ах, изныло все
Ретивое мое,
И уж тяжко жить
Мне приходится.

Знать, чужда любовь
Сердцу девичью,
Иль судьба моя
Горемычная,

Что не любит меня
Красна девица!
Любит лишь меня
Горе горькое,

Любит лишь меня
Горе горькое,
Да тоска со мной
Подружилась.

Скоро с жизнью
Я попрощаюся,
И возьмет меня
Мать сыра земля!

***

«Обними, поцелуй…»
 
Обними, поцелуй.
Приголубь, приласкай,
Еще раз — поскорей —
Поцелуй горячей.

Что печально глядишь?
Что на сердце таишь?
Не тоскуй, не горюй,
Из очей слез не лей;

Мне не надобно их,
Мне не нужно тоски…
Не на смерть я иду,
Не хоронишь меня.

На полгода всего
Мы расстаться должны;
Есть за Волгой село
На крутом берегу:

Там отец мой живет,
Там родимая мать
Сына в гости зовет;
Я поеду к отцу,

Поклонюся родной
И согласье возьму
Обвенчаться с тобой.
Мучит душу мою

Твой печальный убор,
Для чего ты в него
Нарядила себя?
Разрядись: уберись

В свой наряд голубой
И на плечи накинь
Шаль с каймой расписной;
Пусть пылает лицо,

Как поутру заря,
Пусть сияет любовь
На устах у тебя;
Как мне мило теперь

Любоваться тобой!
Как весна, хороша
Ты, невеста моя!
Обними, ж, поцелуй!

Приголубь,
Приласкай,
Еще раз — поскорей —
Поцелуй горячей.

***

 «Милая, ты услышь меня…»

Милая,
Ты услышь меня,
Под окном стою
Я с гитарою!

Так взгляни ж на меня
Хоть один только раз,
Ярче майского дня
Чудный блеск твоих глаз!

Ночь тиха была,
Соловьи поют,
Чудный запах роз
Всюду носится…

Мы гуляем с тобой,
Луна светит на нас
И в лазурной воде
Отражается!

Так взгляни ж на меня
Хоть один только раз,
Ярче майского дня
Чудный блеск твоих глаз!

***

 «Хасбулат удалой…»
 
«Хасбулат удалой, бедна сакля твоя,
Золотою казной я осыплю тебя.
Дам коня, дам кинжал, дам винтовку свою,
А за это за все ты отдай мне жену.
Ты уже стар, ты уже сед, ей с тобой не житье,
На заре юных лет ты погубишь ее.
Под чинарой густой мы сидели вдвоем,
Месяц плыл золотой, все молчало кругом».
«Князь, рассказ ясен твой, но напрасно ты рек,
Вас с женой молодой я вчера подстерег.
Ты невестой своей полюбуйся, поди,
Она в сакле моей спит с кинжалом в груди.
Я глаза ей закрыл, утопая в слезах,
Поцелуй мой застыл у нее на устах».
«Хасбулат удалой, бедна сакля твоя,
Золотою казной я осыплю тебя».

***

«Как грустно, туманно кругом…»

Как грустно, туманно кругом,
Тосклив, безотраден мой путь,
А прошлое кажется сном,
Томит наболевшую грудь.

Ямщик, не гони лошадей,
Мне некуда больше спешить,
Мне некого больше любить!
Ямщик, не гони лошадей.

Как жажду средь мрачных равнин
Обиду забыть и любовь.
Но память, мой злой властелин,
Все будит минувшее вновь.

Все было лишь ложь и обман,
Прощай и мечты, и покой.
А боль незакрывшихся ран
Останется вечно со мной.

Ямщик, не гони лошадей,
Мне некуда больше спешить,
Мне некого больше любить!
Ямщик, не гони лошадей.

***

«Светит месяц, светит ясный…»

Светит месяц, светит ясный,
Светит белая заря.
Осветила путь-дорожку
Мне до милого двора.

Мне не спится, не лежится,
И сон меня не берет.
Я сходил бы к милой в гости,
Да не знаю, где живет.

Попросил бы я товарища,
Мой товарищ доведет,
Мой товарищ меня краше —
Боюсь, Машу отобьет.

Подхожу я к дому милой,
А у милой нет огня.
Постучал я под окошком,
Моя Маша спать легла.

— Стыдно, стыдно тебе, Маша,
Со вечера рано спать.
— А тебе, мой друг, стыднее
До полуночи гулять!

***

 «Он говорил мне…»

Он говорил мне: «Будь ты моею,
И стану жить я, страстью сгорая;
Прелесть улыбки, нега во взоре
Мне обещают радости рая».

Бедному сердцу так говорил он,
Бедному сердцу так говорил он…
Но не любил он, нет, не любил он,
Нет, не любил он, ах, не любил
меня!

Он говорил мне: «Яркой звездою
Мрачную душу ты озарила,
Ты мне надежду в сердце вселила,
Сны наполняла сладкой мечтою».

То улыбался, то слезы лил он,
То улыбался, то слезы лил он,
Но не любил он, нет, не любил он,
Нет, не любил он, ах, не любил
меня!

Он обещал мне, бедному сердцу,
Счастье и грезы, страсти, восторги,
Нежно он клялся жизнь усладить
мне
Вечной любовью, вечным блаженством.

Сладкою речью сердце сгубил он,
Сладкою речью сердце сгубил он,
Но не любил он, нет, не любил он,
Нет, не любил он, ах, не любил
меня!

***

 «Не грусти, мой свет, мне грустно…»

Не грусти, мой свет, мне грустно и самой,
Что давно я не видалася с тобой.

Муж ревнивой не пускает никуда;
Отвернусь лишь, так и он идет туда.

Принуждает, чтоб я с ним всегда была;
Говорит он: «Отчего не весела?»

Я вздыхаю по тебе, мой свет, всегда,
Ты из мыслей не выходишь никогда.

Ах! несчастье, ах! несносная беда,
Что досталась я такому, молода;

Мне в совете с ним вовеки не живать,
Никакого мне веселья не видать.

Сокрушил злодей всю молодость мою;
Но поверь, что в мыслях крепко я стою;

Хоть бы он меня и пуще стал губить,
Я тебя, мой свет, вовек буду любить.

***

 «По горам, по горам…»

По горам, по горам,
И я по горам ходила,
И я по горам ходила.

Все цветы, все цветы,
И я все цветы видела,
И я все цветы видела.

Одного, одного,
Одного цвета нет как нет,
Одного цвета нет как нет.

Нет цвета, нет цвета,
Ах, нет цвета алого,
Ах, нет цвета алого.

Алого, алого,
Моего цвета прекрасного,
Моего цвета прекрасного.

По двору, по двору,
И я по двору ходила,
И я по двору ходила.

Всех гостей, всех гостей,
И я всех гостей видела,
И я всех гостей видела.

Видела, видела,
Одного гостя нет как нет,
Одного гостя нет как нет.

Нет гостя, нет гостя,
Ах, нет гостя милого,
Ах, нет гостя милого.

Милого, милого,
Моего друга любезного,
Моего друга любезного.

Аль ему, аль ему,
Аль ему ли служба сказана,
Аль ему ли служба сказана.

Аль ему, аль ему,
Аль ему ли государева,
Аль ему ли государева.

Али мне, али мне
В своем доме воли нет,
В своем доме воли нет.

Али мне, али мне
Послать было некого,
Послать было некого.

Я сама, я сама,
Я сама к другу поехала,
Я сама к другу поехала.

Я сама, я сама,
Я сама с другом простилася,
Я сама с другом простилася:

«Ты прости, ты прости,
Ты прости-прости,
Сердечный друг!»

***

 «Ах! когда б я прежде знала…»

Ах! когда б я прежде знала,
Что любовь родит беды,
Веселясь бы не встречала
Полуночная звезды!

Не лила б от всех украдкой
Золотого я кольца;
Не была б в надежде сладкой
Видеть милого льстеца!

К удалению удара
В лютой, злой моей судьбе,
Я слила б из воска яра
Легки крылышки себе

И на родину вспорхнула
Мила друга моего;
Нежно, нежно бы взглянула
Хоть однажды на него.

А потом бы улетела
Со слезами и тоской;
Подгорюнившись бы села
На дороге я большой;

Возрыдала б, возопила:
«Добры люди! Как мне быть?
Я неверного любила…
Научите не любить».

***

«Не пробуждай, не пробуждай…»

Не пробуждай, не пробуждай
Моих безумств и исступлений,
И мимолетных сновидений
Не возвращай, не возвращай!

Не повторяй мне имя той,
Которой память — мука жизни,
Как на чужбине песнь отчизны
Изгнаннику земли родной.

Не воскрешай, не воскрешай
Меня забывшие напасти,
Дай отдохнуть тревогам страсти
И ран живых не раздражай.

Иль нет! Сорви покров долой!..
Мне легче горя своеволье,
Чем ложное холоднодровье,
Чем мой обманчивый покой.

***

 «Скучно, матушка, мне сердцем…»

Скучно, матушка, мне сердцем жить одной,
Скучно, скучно, что не едет дорогой.
Где сокрою я кручинушку свою?
Лучше выйду, на крылечке постою.

Посмотрю, кто вдоль по улице прошел,
Посмотрю, не пролетит ли мой сокол.

Вдоль по улице метелица метет,
А с метелицей и милый мой идет.

Машет издали мне аленьким платком,
Подошедши, говорит он мне тайком:
«Ах, постой, постой, любезная моя!
Дай мне, радость, наглядеться на тебя!

С той поры, как разлучились мы с тобой,
Потерял я и здоровье и покой».
— «Друг сердечный, — отвечала я ему,
Или ты смеешься горю моему?

Такова ли я до сей поры была?
Таковою ли красавицей слыла?

На лице поблекли алые цветы;
Без тебя, мой друг, лишилась красоты!»

***

 «В час роковой, когда встретил тебя…»

В час роковой, когда встретил тебя,
Трепетно сердце забилось во мне.
Страстно, безумно тебя полюбя,
Весь я горю, как в огне.
Сколько счастья, сколько муки
Ты, любовь, несешь с собой!
Час свиданья, час разлуки, —
Дышит всё тобой одной.

Снятся мне милые глазки твои,
Чудный твой стан, твоя красота.
Вся создана ты для знойной любви,
Вся ты любовь, вся — мечта.
Сколько счастья, сколько муки
Ты, любовь, несешь с собой!
Час свиданья, час разлуки, —
Дышит всё тобой одной.

***

 «В том саду, где мы с вами…»

В том саду, где мы с вами встретились,
Ваш любимый куст хризантем расцвел,
И в моей груди расцвело тогда
Чувство яркое нежной любви…

Отцвели уж давно
Хризантемы в саду,
Но любовь все живет
В моем сердце больном…
Отцвели уж давно
Хризантемы в саду…

Опустел наш сад, вас давно уж нет,
Я брожу один, весь измученный,
И невольные слезы катятся
Пред увядшим кустом хризантем…

***

«Вернись, я все прощу…»

Вернись, я все прощу: упреки, подозренья,
Мучительную боль невыплаканных слез,
Укор речей твоих, безумные мученья,
Позор и стыд твоих угроз.

Я упрекать тебя не стану и не смею:
Мы так недавно, так нелепо разошлись.
Ведь ты любил меня, и я была твоею!
Зачем же, зачем же ты ушел?
Вернись!

О, сколько, сколько раз вечернею порою
В запущенном саду на каменной скамье
Рыдала я, забытая тобою,
О милом, дорогом, о розе, о весне.

Я счастье прошлое благословляю.
О, если бы мечты мои сбылись!
Ведь я люблю тебя, люблю и проклинаю!
Отдай, отдай мне снова жизнь, вернись!

Вернись, я все прощу: упреки, подозренья,
Мучительную боль невыплаканных слез,
Укор речей твоих, безумные мученья,
Позор и стыд твоих угроз.

***

 «Напилася я пьяна…»

Напилася я пьяна,
Не дойду я до дому.
Довела меня тропка дальняя
До вишневого сада.

Там кукушка кукует,
Мое сердце волнует.
Ты скажи-ка мне, расскажи-ка мне,
Где мой милый ночует.

Если он при дороге,
Помоги ему, Боже.
Если с любушкой на постелюшке,
Накажи его, Боже.

Чем же я не такая?
Чем чужая другая?
Я — хорошая, я — пригожая,
Только доля такая.

Если б раньше я знала,
Что так замужем плохо,
Расплела бы я русу косыньку
Да сидела б я дома.

Напилася я пьяна,
Не дойду я до дому.
Довела меня тропка дальняя
До вишневого сада.

***

 «За окном в тени мелькает…»

За окном в тени мелькает
Русая головка.
Ты не спишь, моё мученье,
Ты не спишь, плутовка!

Выходи ко мне навстречу!
С жаждой поцелуя,
К сердцу сердце молодое
Пламенно прижму я.

Ты не бойся, если звёзды
Слишком ярко светят:
Я плащом тебя одену
Так, что не заметят…

Если сторож нас окликнет, —
Назовись солдатом,
Если спросят, с кем была ты, —
Отвечай, что с братом!

Под надзором богомолки
Ведь тюрьма наскучит…
А неволя поневоле
Хитрости научит!

***

 «На речке, на речке…»

На речке, на речке, на том бережочке,
Ой, мыла Марусенька белое платье.
Мыла Марусенька белое платье,
Она мылась, белилась, ой, говорила,
Ой, мыла, белила, с собой говорила.
Ой, приплыли к Марусеньке белые гуси,
Приплыли к Марусеньке белые гуси:
«Ой вы, гуси, гуси — лазоревы очи,
Сколько хотите, то пейте, воды не мутите.
Сколько хотите, плывите, воды не мутите».
Ой, папаша с мамашей мне говорили:
«Ой, Марусенька, Маруся — несчастное имя,
Ой, Марусенька, Маруся — несчастное имя,
Ой, кого ж ты любила, навек позабыла
На речке, на речке, на том бережке».

***

 «Виновата ли я, виновата ли я…»

Виновата ли я, виновата ли я,
Виновата ли я, что люблю,
Виновата ли я, что мой голос дрожал,
Когда пела я песню ему?

Виновата во всем, виновата кругом,
Еще хочешь себя оправдать,
Так зачем же, зачем в эту лунную ночь,
Позволяла себя целовать?

Ах, зачем же ты спишь в эту лунную ночь,
Ночью спать непростительный грех,
Ночью звезды горят, ночью ласки дарят,
Ночью все о любви говорят.

Уходи от меня, ненавижу тебя,
Откровенно тебе говорю,
За измену твою, за неправду твою
Я уж больше тебя не люблю.

***

«Я любила его…»

Я любила его
Жарче дня и огня,
Как другим не любить
Никогда, никогда!

Только с ним лишь одним
Я на свете жила;
Ему душу мою,
Ему жизнь отдала!

Что за ночь, за луна,
Когда друга я жду!
И бледна, холодна,
Замираю, дрожу!

Вот он идет, поет:
«Где ты, зорька моя?»
Вот он руку берет,
Вот целует меня!

«Милый друг, погаси
Поцелуи твои!
И без них при тебе
Огонь пылает в крови;

И без них при тебе
Жжет румянец лицо,
И волнуется грудь,
И кипит горячо!»

***

 «Растет, цветет черемуха…»

Растет, цветет черемуха
Во темном лесу.

Нельзя, нельзя черемочку
Неспелую рвать,

Неспелую, незрелую,
Неналивную.

Нельзя, нельзя девчоночку
Несватану брать.

Несватану, несватану,
Незарученную.

Ведут молодца с того конца
С красавицею.

Один ведет за рученьку,
Другой за другу,

Третий стоит, сердцем болит —
Любил, да не взял.

«Девочка, красавица,
Оглянись назад!» —

«Мальчишечка, бедняжечка,
Глаза не глядят!» —

«Девочка, красоточка,
Платочком махни!» —

«Мальчишечка, страдатель мой,
Платочек короток!»

***

 «Что ты жадно глядишь на дорогу…»

Что ты жадно глядишь на дорогу
В стороне от веселых подруг?
Знать, забило сердечко тревогу —
Все лицо твое вспыхнуло вдруг.

И зачем ты бежишь торопливо
За промчавшейся тройкой вослед?..
На тебя, подбоченясь красиво,
Загляделся проезжий корнет.

На тебя заглядеться не диво,
Полюбить тебя всякий не прочь:
Вьется алая лента игриво
В волосах твоих, черных как ночь;

Сквозь румянец щеки твоей смуглой
Пробивается легкий пушок,
Из-под брови твоей полукруглой
Смотрит бойко лукавый глазок.

Взгляд один чернобровой дикарки,
Полный чар, зажигающих кровь,
Старика разорит на подарки,
В сердце юноши кинет любовь.

Поживешь и попразднуешь вволю,
Будет жизнь и полна, и легка…
Да не то тебе пало на долю:
За неряху пойдешь мужика.

Завязавши под мышки передник,
Перетянешь уродливо грудь,
Будет бить тебя муж-привередник
И свекровь в три погибели гнуть.

От работы и черной и трудной
Отцветешь, не успевши расцвесть,
Погрузишься ты в сон непробудный,
Будешь нянчить, работать и есть.

И в лице твоем, полном движенья,
Полном жизни, — появится вдруг
Выраженье тупого терпенья
И бессмысленный, вечный испуг.

И схоронят в сырую могилу,
Как пройдешь ты тяжелый свой путь,
Бесполезно угасшую силу
И ничем не согретую грудь.

Не гляди же с тоской на дорогу
И за тройкой вослед не спеши,
И тоскливую в сердце тревогу
Поскорей навсегда заглуши!

Не нагнать тебе бешеной тройки:
Кони крепки, и сыты, и бойки, —
И ямщик под хмельком, и к другой
Мчится вихрем корнет молодой…

***

 «Из-за острова на стрежень…»

Из-за острова на стрежень,
На простор речной волны
Выбегают расписные,
Острогрудые челны.

На переднем Стенька Разин,
Обнявшись с своей княжной,
Свадьбу новую справляет,
И весёлый и хмельной.

А княжна, склонивши очи,
Ни жива и ни мертва.
Робко слушает хмельные.
Неразумные слова.

«Ничего не пожалею!
Буйну голову отдам!» —
Раздаётся по окрестным
Берегам и островам.

«Ишь ты, братцы, атаман-то
Нас на бабу променял!
Ночку с нею повозился —
Сам наутро бабой стал…»

Ошалел… Насмешки, шёпот
Слышит пьяный атаман —
Персиянки полоненной
Крепче обнял полный стан.

Гневно кровью налилися
Атамановы, глаза,
Брови чёрные нависли,
Собирается гроза…

«Эх, кормилица родная,
Волга-матушка река!
Не видала ты подарков
От донского казака!..

Чтобы не было зазорно
Перед вольными людьми,
Перед вольною рекою, —
На, кормилица… возьми!»

Мощным взмахом поднимает
Полоненную княжну
И, не глядя, прочь кидает
В набежавшую волну…

«Что затихли, удалые?..
Эй ты, Фролка, чёрт, пляши!..
Грянь, ребята, хоровую
За помин её души!..»

***

 «Ой, полна, полна коробушка…»

«Ой, полна, полна коробушка,
Есть и ситцы и парча.
Пожалей, моя зазнобушка,
Молодецкого плеча!

Выди, выди в рожь высокую!
Там до ночки погожу,
А завижу черноокую —
Все товары разложу.

Цены сам платил немалые,
Не торгуйся, не скупись:
Подставляй-ка губы алые,
Ближе к милому садись!»

Вот и пала ночь туманная,
Ждет удалый молодец.
Чу, идет! — пришла желанная,
Продает товар купец.

Катя бережно торгуется,
Всё боится передать.
Парень с девицей целуется,
Просит цену набавлять.

Знает только ночь глубокая,
Как поладили они.
Расступись ты, рожь высокая,
Тайну свято сохрани!

***

«У церкви стояли кареты…»

У церкви стояли кареты,
Там пышная свадьба была.
Все гости роскошно одеты,
На лицах их радость была.

Невеста была в белом платье,
Букет был приколот из роз.
Она на святое распятье
С тоскою взирала сквозь слез.

Горели венчальные свечи,
Невеста стояла бледна.
Священнику клятвенной речи
Сказать не хотела она.

Я видел, как бледный румянец
Покрыл молодое лицо,
Когда ей священник на палец
Надел золотое кольцо.

Из глаз ее быстрые слезы
Ручьем по лицу потекли.
Завяли прекрасные розы,
Напрасно их так берегли.

Я слышал, в толпе говорили:
«Жених неприглядный такой.
Напрасно девицу сгубили!» —
И вышел я вслед за толпой.

***

  «Восток зарей окутан…»

Восток зарей окутан,
Спит табор кочевой,
Никто и не узнает
Цыганки молодой.

Эй-на ни-на ни-на-нина!
Эх-на ни-на ни-на-нина!
Никто и не узнает
Цыганки молодой.

Цыганка молодая,
Где ночку провела?
Цыганка отвечала:
Я в таборе была

Эй-на ни-на ни-на-нина!
Эх-на ни-на ни-на-нина!
Цыганка отвечала:
Я в таборе была

Подайте мне гитару,
Налейте мне вина,
Подайте мне мальчишку
В того, что влюблена.

Эй-на ни-на ни-на-нина!
Эх-на ни-на ни-на-нина!
Подайте мне мальчишку
В того, что влюблена.

Подали ей гитару,
Налили ей вина,
Но не дали мальчишку,
В того, что влюблена

Эй-на ни-на ни-на-нина!
Эх-на ни-на ни-на-нина!
Но не дали мальчишку,
В того, что влюблена

Мальчишки вы мальчишки,
Коварные сердца,
Вы любите словами,
А сердцем никогда.

Эй-на ни-на ни-на-нина!
Эх-на ни-на ни-на-нина!
Вы любите словами,
А сердцем никогда.

***

 «Сокрушилося сердечко…»

Сокрушилося сердечко,
Взволновалась в сердце кровь,
Потеряла я колечко,
Потеряла я любовь.

Я по этом по колечке
Буду плакать-горевать,
По любезном по дружочке
Поневоле тосковать.

Я по бережку гуляла,
По долинушке прошла,
Там цветочек я искала,
Но цветочек не нашла.

Много цветиков пригожих,
Да цветочки все не те —
Все цветочки непохожи
По заветной красоте.

Не похожи на те очи,
Что любовью говорят,
Что, как звезды полуночи,
Ясно блещут и горят.

Где девался тот цветочек,
Что долину украшал,
Где мой миленький дружочек,
Что словами обольщал?

Обольщал милый словами,
Уговаривал всегда:
«Не плачь, девица, слезами,
Не покину никогда».

Мил уехал и оставил
Мне малютку на руках,
Обесчестил, обесславил,
Жить оставил в сиротах.

Как взгляну я на сыночка,
Вся слезами обольюсь,
Пойду с горя к быстрой речке,
Я, сиротка, утоплюсь.

Нет, уж Бог один свидетель,
Полагаюсь на него,
Мне не жаль тебя, мучитель,
Жаль малютку твоего.

***

 «Погубили меня…»

Погубили меня
Твои черны глаза,
В них огонь неземной
Жарче солнца горит!

Омрачитесь, глаза,
Охладейте ко мне!
Ваша радость, глаза,
Не моя, не моя!..

Не глядите же так!
О, не мучьте меня!
В вас страшнее грозы
Блещут искры любви.

Нет, прогляньте, глаза,
Загоритесь, глаза!
И огнем неземным
Сердце жгите мое!

Мучьте жаждой любви!
Я горю и в жару
Оживать, умирать,
Чтобы, черны глаза,

Вас с любовью встречать
И опять, и опять
Горевать и страдать,
Горевать и страдать.

***

 «Ах вы, сени мои, сени…»

Ах вы, сени мои, сени,
Сени новые мои,
Сени новые, кленовые,
Решетчатые!

Как и мне по вам, по сенечкам,
Не хаживать,
Мне мила друга за рученьку
Не важивать!

Выходила молода
За новые ворота,
Выпускала сокола
Из правого рукава.

Ты лети, лети, соколик,
На родиму сторону.
На родимой на сторонке
Грозен батюшка живет,

Не пускает молоду
Поздно вечером одну.
Не пускает молоду
Поздно вечером одну.

Я не слушала отца,
Спотешала молодца.
Я за то его спотешу,
Что один сын у отца.

Что один сын у отца,
Уродился в молодца,
Зовут Ванюшкою —
Пивоварушкою.

Пивовар пиво варил,
Зелено вино курил,
Зелено вино курил,
Красных девушек манил:

«Вы пожалуйте, девицы,
На поварню на мою!
На моей ли на поварне
Пиво пьяно на ходу.

На моей ли на поварне
Пиво пьяно на ходу,
Пиво пьяно на ходу
И на сладком на меду».

Ах вы, сени мои, сени,
Сени новые мои,
Сени новые, кленовые,
Решетчатые!

***

«Если б я была цыганка…»

Если б я была цыганка,
Да притом красивая,
Что бы стала со мной делать
Маменька родимая.

Да эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз,
Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.

За цыгана выйду замуж,
Хоть родная мать убей,
Карты в руки, шаль на плечи,
И обманывать людей.

Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.
Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.

Ты цыган, и я цыганка,
Оба мы цыгане,
Ты воруешь лошадей,
А я ворую сани.

Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.
Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.

Ой, девчоночки, беда,
Да куда мне деваться,
По колено борода,
Да лезет целоваться.

Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.
Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.

У миленочка мово
Да волосы волнистые,
Я его не заменю
На горы золотистые.

Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.
Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.

В поле ветер, огоньки,
Дальняя дорога,
Сердце бьется от тоски,
А в душе тревога.

Да эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.
Эх, раз, еще раз,
Еще много-много раз.

 ***

 «Не корите меня, не браните…»

Не корите меня, не браните,
Не любить я его не могла.
Полюбивши же, все, что имела,
Все ему я тогда отдала.

Посмотрите, что стало со мною,
Где былая моя красота?
Где румянец, что спорил с зарею?
Где волнистых волос густота?

Где девичий мой смех серебристый?
Где беспечная резвость моя?
Все ему одному безраздельно
Отдала, безрассудная, я.

Я готова забыть свое горе
И простить ему все его зло.
Не корите ж меня, не браните,
Мне и так тяжело, тяжело.

***

 «Ах, зачем эта ночь…»

Ах, зачем эта ночь
Так была хороша!
Не болела бы грудь,
Не страдала б душа.

Полюбил я ее,
Полюбил горячо,
А она на любовь
Смотрит так холодно.

Не понравился ей
Моей жизни конец,
И с постылым назло
Мне пошла под венец.

Звуки вальса неслись,
Веселился весь дом,
Я в каморку свою
Пробирался с трудом.

И всю ночь напролет
Я все думал о ней:
Каково будет ей
Без милого жить век?

***

«Эх, яблочко, да на тарелочке…»

Эх, яблочко, да на тарелочке,
Надоела жена — пойду к девочке.

Эх, яблочко, куда ж ты катишься?
К черту в лапы попадешь — не воротишься.

Эх, яблочко, соку спелого,
Полюбила я парня смелого.

Эх, яблочко, цвета макова,
Я любила их одинаково.

Эх, яблочко, цвета ясного,
Ты за белого, я за красного.

***

«Я милого узнаю по походке…»

Я милого узнаю по походке:
Он носит, носит брюки галифе.
А шляпу он носит на панаму,
Ботиночки он носит «нариман».

Зачем я вас, мой родненький, узнала,
Зачем, зачем я полюбила вас?
Раньше я ведь этого не знала,
Теперь же я страдаю каждый час.

Вот мальчик мой уехал, не вернется.
Уехал он, как видно, навсегда.
В Москву он больше не вернется,
Оставил только карточку свою.

Я милого узнаю по походке:
Он носит, носит брюки галифе.
А шляпу он носит на панаму,
Ботиночки он носит «нариман».

***

 «Ой, то не вечор, то ли не вечор…»
 
Ой, то не вечор, то ли не вечор,
Мне малым-мало спалось.
Ой, мне малым-мало спалось,
Да во сне привиделось;
Ой, мне малым-мало спалось,
Да во сне привиделось.

Ой, будто конь мой вороной
Разыгрался подо мной.
Ой, будто конь мой вороной
Разыгрался подо мной,
Ой, разыгрался, расплясался
Под удалым молодцом.

Ой, налетели ветры буйные
Со восточной стороны,
Ой, сорвали черну шапку
С моей буйной головы.
Ой, сорвали-то черну шапку
С моей буйной головы.

А есаул догадлив был,
Он сумел сон мой разгадать:
Ой, пропадет, он говорил,
Твоя буйна голова.
Ой, пропадет, он говорил мне,
Твоя буйна голова.

Ой, то не вечор, то ли не вечор,
Мне малым-мало спалось.
Ой, мне малым-мало спалось,
Да во сне привиделось;
Ой, мне малым-мало спалось,
Да во сне привиделось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


%d такие блоггеры, как: